Начало |   Контакты |   Подписка Rss Feeds    English version  

2014-й и 2015-й. Что это было, и что же будет.



Как-то надо прикинуть, что нас ждет, чего ждать, чего бояться и к чему готовиться. Пока расклад такой, что остается только бояться и готовиться к худшему. Радоваться явно нечему, и надеяться кроме как на чудо, не на что.
Мне кажется, необходимо оценить, что произошло в 14-м году, и понять или попытаться понять нынешнюю ситуацию, чтобы быть готовым, хотя бы морально, к грядущим потрясениям.
14-й год был во всех смыслах катастрофой для России, катастрофой таких масштабов, которые мы пока не в состоянии прочувствовать. Логика того, что было и происходит, это одно, а вот общие ощущения и понимание, это другое. Ну вроде событий 1917-го и далее. Люди в массе своей далеко не сразу поняли масштабы той грандиозной катастрофы. И даже те, кто достаточно верно и быстро оценил события, понимали их умом, но не чувствами. Слишком все было быстро, и слишком велики были масштабы бедствия.

Я собираюсь написать несколько статей по общей теме российского кризиса, открытая и острая фаза (и видимо, финальная) которого наступила в прошедшем году. Корни кризиса уходят к развеселым нулевым, а то, что было до 14-го года, было его скрытой фазой. Логика говорит, что впереди неминуемый развал России в ее нынешнем виде. Вопрос лишь в характере развала, будет ли он относительно бескровным и безболезненным, вроде развала СССР, или перерастет в хаос, превратив большую часть страны в «новороссию» - лоскуты псевдогосударств, управляемых бандитами и террористами. Чувства отказываются воспринимать эту мрачную перспективу, надеясь на относительно благополучный исход. Но в том и безысходность нынешней ситуации, что для оптимизма, пусть самого осторожного и невзыскательного, увы, совершенно нет никаких оснований. Логика говорит неумолимыми фактами, что надежды нет. Путин и компания, образно говоря, имели на руках все козыри, поставили на кон все и с треском проиграли, загнав страну в тупик, из которого нет выхода. Это надо было ухитриться, это надо было суметь. Путин сумел. Истинные масштабы чудовищной бездарности, дорвавшейся до власти в 2000-м году, проявит только время. Наверное, Россия все-таки, заслужила эту чуму, Путина с компанией. Помимо многого прочего, заслужила еще и тем, что большинство населения продолжает на него молиться.  

Не думаю, что мои анализы и прогнозы хуже анализов и прогнозов записных, общепризнанных таковыми, аналитиков и экспертов. Наоборот, считаю, что большинство из них чаще всего неверно оценивает ситуацию и как следствие, выдает ошибочные прогнозы. Тех, к кому стоит прислушиваться, крайне мало, по пальцам. Самоуверенно? А почему нет? Мои прогнозы и анализы 14-го года как раз сбывались. Как раз в большей своей части были верными. От предсказания о переходе России в некое иное измерение, в иной мир, до прогнозов рубля, экономики и внешних действий России, особенно военных. Возможно, поэтому я остаюсь одним из тех крайне малочисленных российских журналистов и экспертов, кто не давал и не дает советов Украине, и не учит жить США и Запад. Не мое это собачье дело. Я не могу понимать Украину или Запад так, как я понимаю Россию, даже если вдруг я перееду жить в Украину или там Германию. Они не мои, я их не чувствую. А вот РФ чувствую. Это мое, к несчастью.

А теперь к делу.

Часть первая. Путинским курсом.

Хуиз миста Путьин, я думаю, все давно уже поняли. 2014-й поставил ему окончательный диагноз хлестким напевом путинхуйлолалалала. Но остается якобы вопрос – что мистеру Путину надо? К чему вождь стремится? В заплетающихся мозгах многих критически настроенных к Путину аналитиков ясности так до сих пор и нет, хотя казалось бы, куда яснее. С курсом Путина и его команды, а также тех, кто особо сильно замазался в кремлевских преступлениях (вроде журналистов, «экспертов» и прочей подсобной псарни) никаких загадок нет. Курс очертился и отчеканился, как изображение на фотобумаге, опущенной в проявитель. Курс элементарен, как и сам рулевой. Удержание у власти на максимально длительный срок, другого пути у кремлевских башен нет, любой другой путь для них губителен.
Собственно, губителен и этот, что доказала разваливающаяся на глазах экономика. Но ничего другого не остается. Этот, нынешний, дает хоть какое-то время, надежду на чудо и – что очень важно – шанс участникам преступного сообщества, захватившего в России власть, спастись в индивидуальном порядке.

Путинский курс характеризуется даже не половинчатостью решений, скорее он характеризуется категорическим неприятием каких-либо категорических решений. Захватили Крым, но не стали захватывать сухопутный коридор, обрекая тем самым свое «завоевание» на бессмысленное прозябание, тяготы и полный упадок, превращение его в пустыню. Влезли в Донбасс и застряли в нем в совершенно дурацкой позе по пояс внутри, голой задницей снаружи. Все знают, что Россия ведет войну, в том числе и сама Россия, но признавать этот факт она (кремль) категорически отказывается. Ни открытой войны, ни мира. Наихудший вариант для России, для ее экономики и населения, но единственно возможный для того, чтобы сохранить путину и банде власть.
Ни прорубать коридор в Крым, ни вести с Украиной (тем более с НАТО) полномасштабную войну, кремль не может, нет сил, нет внутренней прочности и резервов, расширение военных действий практически немедленно обрушит экономику, а за ней и все государственное устройство.

Выйти из Украины, в том числе Крыма, кремль тоже не может, слишком далеко зашла игра со своим собственным населением. Что имею в виду? Да то, что единственным резким, действительно радикальным, решением ВВП было решение об аннексии Крыма. Но присмотревшись, мы увидим, что это был не избыток мускулов, не могучий медведь в тайге, схватившийся с тигром. Это было вынужденным решением. Популярность ВВП в 13-м году быстро пошла на спад. Подотчетные народы мычали все громче. Если кто забыл события весны, напомню – кремль отнюдь не сразу набросился на Крым. Кремль ждал реакции населения на анонсированную, обозначенную пока еще штрихами,  возможность «перехода» Крыма в РФ. Реакция удивила многих (нормальных людей, например) и кремль в том числе, но его она удивила приятно. Реакция была восторженной – что кремлю изначально и требовалось. Кремль нашел слабое место в своем населении. Население почти поголовно страдает имперским синдромом, причем в крайне тяжелой, безнадежной форме, усугубленной повальным идиотизмом и повальной же неграмотностью, даже среди казалось бы, грамотных людей. Крымская аннексия вывела эту болезнь в открытую форму, в стадию окончательной агонии страны, некогда обладавшей всеми возможностями для того, чтобы стать великой. Однако аннексия смогла обеспечить кремлю на некоторое время не только одобрение его безумств населением, но и даже определенную готовность населения на некоторые жертвы во имя имперского мифа.

Точно так же и внутренние решения собирательного мистера Путина характеризуются отсутствием оных, или вернее, решением ничего решительного не делать. Ни следовать путем ястребов, наиболее ярко представленных одиозными личностями вроде  Глазьева, Рогозина или Шойгу, ни следовать радикально реформистским путем. Собирательный мистер Путин понимает, что путь ястребов гарантированно прикончит его режим в кратчайшие сроки, причем так, что главарям во главе с ВВП придется либо навсегда уходить в бега и до конца дней своих прятаться в схронах под чужими именами, как в свое время нацистским преступникам, либо быть убитыми или схваченными и отправленными в Гаагский трибунал. Путь радикальных реформ тоже не подходит, ибо радикальные реформы означают прежде всего отстранение от власти собирательного мистера путина, пусть даже и с какими-то гарантиями неприкосновенности и неподсудности. То есть никакие реальные реформы, способные не то, что вывести страну из кризиса – речь уже не о том – способные приостановить ее гибель, возможно даже, предотвратить, категорически и принципиально невозможны при сохранении у власти нынешних шалунишек. Там гибель, и там гибель. Что остается?
Остается тоже гибель. Страна идет к гибели, или летит, но во всяком случае, с Путиным у власти и с некоторой задержкой во времени, а большего ему не надо, или вернее, ничего другого ему не остается.

Вычислить курс ВВП и его команды на руль стало достаточно просто. Курс – максимально длительное пребывание на мостике тонущего корабля. Способ удержания курса, и сохранения корабля на плаву,  остался только один – вниз по течению, не делая никаких поворотов вправо или влево. Даже плавные повороты уже невозможны, корабль имеет не просто нулевую, он имеет отрицательную остойчивость. Команда ВВП тем временем (да видимо, и он, если он еще вменяем, в чем есть большие сомнения), ищут пути индивидуального спасения. В ближнем окружении ВВП, в том его тесном кругу, в котором принимаются решения, наверняка есть персоны (не могу я писать о них «люди», клавиатура вспухает от возмущения), которые всё уже понимают, и руководствуются исключительно инстинктом самосохранения.
Никогда не считал ВВП умным организмом. Хитрым – да. Но не умным. Умный сам себя в очко в клозете не засунет.

Таким образом, алгоритм действий ВВП и команды просчитывается просто – надо всего-навсего вычислить, какие действия, в данной ситуации и в данный момент, максимально способствуют сохранению его у власти. Имеется при этом определенная заданность некоторых параметров. Как то: безусловная необходимость поддержания в населении истерического «патриотизма», антиамериканизма и антизападничества; безусловная необходимость раздувания мифа внешней угрозы; безусловная (после Крыма и Донбасса) необходимость ведения где-то каких-то сравнительно малых военных действий (не давая им разрастись в нечто большее, так как это ускорит гибель); безусловная необходимость удовлетворения аппетитов силовиков до последнего, до тех пор, пока не будет исчерпаны все ресурсы. Еще одной константой в алгоритме является сиюминутность: полное отсутствие стратегии, принципиальная невозможность какого-либо планирования. Действия кремля давно уже стали реакцией на изменения в ситуации, а не исполнением разработанных планов. До «выборов» 2012-го были варианты. После 12-го варианты стали возможными только теоретически, а после 14-го они полностью исключены, в том числе теоретически.

Сейчас, в продолжающиеся праздники, трудно уверенно говорить, что будет уже в ближайшее время. Рубль еще не нащупал дно, российский кризис пока еще не обозначил свои истинные размеры. Декабрьские обвалы рубля, это возможно, не так падение, как осветившаяся на мгновение бездонная черная пропасть, в которую сползает страна. А может быть, это уже не сползание, может быть, это уже падение. Возможно, январь наконец, как-то определит, падает Россия в окончательный кризис, или все-таки, сползает. Мнения о ближайших месяцах диаметрально противоположные, как по прогнозам курса рубля или стоимости нефти, так и по тем трудностям (и вероятно, лишениям), которые ждут население.

Достаточно очевидно только одно – путинский курс не предполагает, и никак не может предполагать по вышеуказанным причинам, какие-либо резкие, не говоря – радикальные, изменения внутренней и внешней политики. В возможность полномасштабной, уж не говоря про ядерную, войны России с окружающим ее миром, будь то Украина, НАТО или что угодно еще, я не верил и не верю. У страны нет не только материальных ресурсов, но и идейных, духовных. Нынешняя кремлевская бормотуха из фундаменталистского православия, огрызков советской идеологии, национализма, имперства и дьявол его знает, чего еще, идеологией не является, и массы, так сказать, захватить и объединить в нечто единое никак не может, и не сможет. Эта бормотуха наоборот, разъединяет.

Остается ждать, что произойдет с экономикой страны в ближайшие недели и может быть, месяцы. Махина запущена и катится под горку, остановить ее невозможно, равно как невозможно, в настоящее время, предсказать механику ее движения. Если нарастающий кризис не перерастет в очень быструю, обвальную катастрофу, дальнейшее будет зависеть от терпеливости населения и степени тех тягот, с которыми оно столкнется; и темпов углубления кризиса. Но при этом следует четко понимать, что при каком-то относительно растянутом во времени падении в пропасть кремлю не останется ничего другого, кроме изыскания дополнительных ресурсов для поддержки бюджета. Понятно, что эти ресурсы находятся главным образом в кошельках обычных граждан и на счетах частных предпринимателей. Вот за них в первую очередь наше заботливое государство и возьмется – за наши кошельки и счета. Деньги будут изыматься всеми возможными способами, а их очень много. От прямого грабежа в виде скажем, выдачи денег с валютных счетов только в рублях по фиксированному курсу, до грабежа опосредствованного – роста цен на товары, вызванного дополнительными поборами (на кремлевско-думском языке – налогами) с бизнеса.

Войтенко Михаил
9 января







Самое популярное
Salvage по всему миру – обращайтесь Today's Hits  7
В Равенна Италия пришел сухогруз из Таганрога, кишащий пауками Черная Вдова Today's Hits  4
Список происшествий Морской Бюллетень Today's Hits  4
Совсем ебнулись? Today's Hits  4

  Начало |   Контакты |   Подписка |   RSS 

Copyright © 2011 Maritime Bulletin. All rights reserved.