Наши маяки



Джон Фредриксен – Онассис современного судоходства

Джон Фредриксен, это флибустьер нефтяной торговли современности, любитель горячих точек, таких как Ирак, и жесткого стиля бизнеса, благодаря которому он сумел построить крупнейший в мире нефтеналивной флот. Сын сварщика, этот Онассис современности стоит на сегодня порядка 7 миллиардов долларов – он самый богатый человек в Норвегии. Он – новое поколение лидеров нефтебизнеса, это поколение во многом изменило облик отрасли. Помимо танкеров, Фредриксен сделал еще один флот – самых современных, построенных по последнему слову техники, нефтяных платформ, способных работать на глубоком шельфе в таких Эльдорадо современности, как шельфы Мексиканского залива, Бразилии, Западной Африки.




Во многом Фредриксен обязан своему успеху тем, что он и ему подобные забирают часть былой мощи у легендарных гигантов, Shell, Exxon, BP и им подобных. Дело в том, что они не могут работать так, как работали ранее, когда нефть была куда более доступной. Теперь добыча нефти уходит в регионы с суровыми природными условиями, а технологии добычи становятся все более сложными и изощренными. Все это потребовало создания новой инфраструктуры отрасли, новых услуг, без которых уже не обойтись. Гиганты вынуждены обращаться к субподрядчикам – это геологи, испытатели скважин, эксперты-сейсмологи, шельфовые бурильщики и т.п. – именно они теперь диктуют правила игры. Помимо физических причин, существуют и психологические – в мире растут страхи в связи с грядущими кризисами нехватки нефти, зерна, меди и других видов сырья, необходимых для существования человечества. Общественность опасается, что спрос превысит предложение, и на волне этих страхов услуги занятых в соответствующих отраслях становятся еще дороже.
Три года тому назад Фредриксен сделал шаг, многими воспринятый, как безумие – он нарушил правило номер один, самое святое правило тех, кто работает на рынке шельфовых платформ. Его компания Seadrill Ltd заказала две платформы ультраглубокого бурения, не имея на их работу ни единого контракта. Платформы могли работать на глубинах до 2300 метров, стоимость заказа составляла почти 900 миллионов долларов. Платформы заказали, исходя исключительно из прогнозов на будущее и чутья господина Фредриксена, причем последний, судя по его словам, совершенно не волновался и ничего не боялся – «Я знал, что грядет бум глубоководного бурения» - говорит 62-летний Фредриксен. Сколько это бум продлится, сказать сейчас трудно, но Фредриксен считает, что это годы и годы. Согласно данным министерства энергетики США, количество добываемой на глубоководных шельфах нефти возрастет в период 2005-10 почти вдвое, до 11 миллионов баррелей/сутки, а капиталовложения в глубоководное бурение вырастут к 2012 году до 25 миллиардов ежегодно, почти вдвое больше, чем в 2003-м. При этом росте, имеющемся и прогнозируемом, в мире насчитывается только 39 платформ, способных вести глубоководное бурение, 4 из них принадлежит Seadrill, и 8 в заказе и строительстве. Лишь несколько компаний в мире могут похвастать столь современным флотом платформ. Этот флот платформ дает Фредриксену огромную власть, он может требовать с нефтедобывающих компаний до 600 тысяч долларов в сутки за их аренду, а всего пять лет тому назад аналогичные платформы стоили не более 70 тысяч долларов. С такими ставками, платформа стоимостью пол-миллиарда долларов окупает себя в 4 года.
Джон Фредриксен родился в рабочем пригороде Осло в 1944 году. Он, конечно, и близко не стоял с принцами голубой крови норвежского судоходства, такими, как Сигвал Бергесен или Андерс Джагре, этими скандинавскими эквивалентами Вандербилтов и Ротшильдов. Именно эти магнаты, вместе со своими собратьями из Греции и Гонконга, контролировали мировое судоходство в послевоенные годы – «они были Лигой Плюща мирового судоходства, а Фредирксен не более, чем выскочкой, чужаком» - говорит Борис Нахамкин, первый банкир Фредриксена.
Становление
Первой его работой в судоходстве стало брокерство, перевозки рыбы из Исландии в Гамбург. После коротких остановок в Канаде и Нью-Йорке, в конце 60-х он перебрался в Бейрут. Там он занимался тем, что вывозил сырую нефть из Саудовской Аравии и Ирака, а обратно ввозил очищенные нефтепродукты. Достаточно быстро он стал признанным специалистом в нефтеторговле, зная тонкости дела и очень хорошо чувствуя рынок – говорит Мортен АрнтценЮ также один из первых банкиров Фредриксена, а затем его партнер.
К середине 70-х судоходство находилось в полосе глубокого кризиса. Из-за арабо-израильской войны 1973 года цены на нефть улетели в стратосферу, спрос на крупнотоннажные танкеры практически исчез, и многие судовладельцы разорились. Фьорды Норвегии были забиты стоявшими на приколе танкерами. Фредриксен увидел в этом свой шанс, и стал брать эти танкеры в лизинг, а позже скупать на корню. В 80-х Фредирксен был одним из тех немногих, кто продолжал экспорт иранской нефти во время ирано-иракской войны, гоняя танкеры через Персидский залив с терминала острова Харг – причем этот терминал, говорят, был выделен в особую цель для иракских ВВС лично Хуссейном. Фредриксен говорит, что три раза его танкеры поражались иракскими ракетами. А сам Фредирксен, в это время, любил закатить вечеринку в фешенебельном Theatre Café в Осло, причем его столик острословы прозвали Остров Харг. Но это отнюдь не означает, что Фредриксен наживался, так сказать, на поте и крови своих моряков – он работал больше, чем кто-либо в его компании, имея невероятную работоспособность. Когда он отправлялся в командировки, с ним всегда были три брокера – один отдыхал после последних суток, другой работал, третий готовился к ночной смене.
При этом в деловом мире Норвегии он старался не выделяться, держался в тени и даже отрицал владение своими судами – мол, они не его, он действует от имени и по поручению желающих оставаться неизвестными владельцев и инвесторов. «В те времена, кстати, это было распространенной практикой, чтобы уйти от ответственности за катастрофы и катастрофические разливы – а именно судовладельцев признавали виновными и требовали возмещения убытков» - говорит Тор Олав Тройм, вице-президент Frontline. «Да уж» - соглашается Фредриксен – «что было, то было. Меня обвиняли и в торговле с ЮАР, тогда, как известно, бывшей изгоем, из-за апартеида. Торговал, да. Однако при этом надо уточнить – не было судовладельца в Норвегии, кто бы не работал с ЮАР».
В 1985 году он перебрался на Кипр, соблазненный благоприятной деловой атмосферой острова, низкими налогами и репутацией центра судоходства. «В Норвегии вообще уже делать нечего» - прокомментировал Фредриксен свой уход. Он резко раскритиковал как крайне неблагоприятный налоговый режим, так и чехарду правил и законов. В 1986 году правосудие Норвегии обвинило Фредриксена в мошенничестве – согласно обвинениям, его танкеры использовали на переходах груз, нефтепродукты, в качестве топлива. Полиция Осло обыскала его офисы. Через несколько дней он лично обьявился в Осло, и часть обвинений была снята за недоказанностью, по части более мелких он выплатил штрафы. «Это все завистники» - говорит Фредриксен – «мой успех не дает им покоя».
Отн отказался от секретничанья и скрытности в 1996 году, когда купил шведскую публичную компанию Frontline. В скором времени он превратил ее в гиганта. В 1996 году компания владела семью танкерами. К 2001 году их было уже 70, а сейчас Frontline стала крупнейшей в мире танкерной компанией, владеющей 86 судами.
Жесткий бизнес господина Фредриксена
Через год после покупки Frontline, он решил поглотить шведскую танкерную компанию ICB Shipping, но его стиль шокировал шведов. Он публиковал обьявления о приобретении компании на разворотах шведских газет, гневные письма в адрес руководства ICB Shipping, и беспощадно прессовал владельцев акций. Два года шла борьба, и в конце-концов, компания подпала под его полный контроль. Никто ранее в Швеции такого метода ведения дел не видел – сказал Кларенс Дыбек, бывший глава ICB Shipping.
Фредриксен, тем временем, не стоял на месте. Он достаточно рано понял, куда дует ветер, и катастрофа однокорпусника Erika в 1999 году не застала его врасплох, Фредриксен стал одним из первых в мире судовладельцев, поставивших на скорейший переход на двухкорпусники – и выигравших по-максимуму. В это время, кстати сказать, танкеры вылезли из ямы глубокого кризиса, по мере исчерпания нефтяных месторождений на мелководных шельфах рядом с главными потребителями нефти – в Северном море, на Аляске и вблизи Мексики. Маршруты доставки нефти резко удлинились, ее пришлось везти, во все больших количествах, из стран Западной Африки и Ближнего Востока. Начался стремительный рост экономик азиатских гигантов, Китая и Индии, а вместе с ним резко выросло и потребление ими нефти. Крупнотоннажные танкеры снова стали модными, и к 2001 году ставки танкеров стали самыми высокими за последние 30 лет.
В 2002 году Фредирксен, уже миллиардер, купил в Лондоне особняк Old Rectory, в квартале Челси, у его бывших владельцев, судовладельческой греческой семьи Ангелопулос – за 38 миллионов фунтов. Это была одна из самых дорогих сделок с недвижимостью в Лондоне, а особняк знаменит в первую очередь своей историей – в его саду планировалось сражение при Ватерлоо.
Фредриксен не работает исключительно и только в секторах шельфа и перевозок нефти. Его бизнес включает в себя рыбоводство и торговлю нефтью, его империя владеет балкерами и газовозами, шельфовыми снабженцами и компанией по скупке долгов.
Одним из самых его смелых шагов, без сомнения, было решение не просто выйти на рынок шельфового бурения, но и при этом вложиться в строительство глубоководных платформ. В июне 2005-го, через месяц после создания компании Seadrill и превращения ее в публичную, он заказал две полупогружных платформы для работы на больших глубинах, одну стоимостью 394 миллиона, другую – 490 миллионов долларов. Все смеялись и никто не верил – говорит Тройм. В этом бизнесе мы были никто, и звали нас никак.
Эти платформы поражают своими размерами – больше, чем футбольное поле, они поддерживаются погружными понтонами, и могут работать на глубинах до 3000 метров. Системы динамического позиционирования удерживают их в точности над скважиной. Стоимость платформ такого типа в настоящее время – около 655 миллионов долларов. Seadrill подобна своему хозяину, компания стремительно и агрессивно развивается, отвоевывая на рынке все большую долю. Рыночная стоимость компании выросла с 200 миллионов долларов в 2005 году до сегодняшних 10.5 миллиарда, она как мощная молодая акула, теснит или заглатывает конкурентов.
Одно из самых отчанных приобретений последнего времени, это поглощение крупной норвежской буровой компании Smedvig ASA в январе 2006-го. Американский конкурент Smedvig ASA, компания Noble Corp, владела 30 процентами Smedvig ASA, однако пираты Фредриксена скупили большинство акций и вынудили американцев продать свою долю. «Окончательную сделку мы заключили в такси в Сеуле» - делится подробностями Фредриксен.
Сектор буровых охватила лихорадка слияний и поглощений, в июле 2007 слились две крупнейших в мире буровых компании, Transocean Inc. и GlobalSantaFe Corp, с совместным капиталом 18 миллиардов долларов. Не раз и не два с предложениями о слиянии обращались и к Seadrill, но компания неизменно отказывалась, хотя слияние могло бы решить одну из ключевых для Seadrill проблем, нехватку штатов – особенно инженеров и операторов буровых установок. Seadrill и тут ведет себя, прямо скажем, по-хамски, прехватывая и переманивая специалистов у других. Совсем недавно, например, Seadrill переманила одного из топ-менеджеров у Transocean, и поставила его руководить офисом в Хьюстоне.
Некоторые эксперты опасаются переизбытка платформ, уж больно бодро их заказывают. Но другие возражают, да и по логике вещей так выходит, что спрос на глубоководные платформы будет расти опережающими темпами, потому что нефтедобывающая промышленность уверенно идет дальше в океаны, на большие глубины, и будет идти – больше, собственно идти уже и некуда.
Гиганты нефтяного бизнеса сами загнали себя в угол, сами выпустили на волю джинов, подобных Фредриксену. В 90-х, когда стоимость нефти упала до 10 долларов за баррель, они ввели политику жесточайшей экономии, сокращая и увольняя специалистов, списывая и распродавая оборудование. Теперь им приходится обращаться к третьей стороне, чтобы получить требуемые услуги и работы. Некоторые гиганты (не люблю слово мэйджэры – прямо сказать, чего любят наши сми, особенно отраслевые, того не люблю я), вроде Royal Dutch Shell PLC, пошли своим путем. Royal Dutch Shell PLC начала проектирование собственных платформ, годных равно для работы на мелководье и на больших глубинах, причем эти платформы дешевле аналогичных существующих на 20%. Но первые две платформы нового проекта появятся не ранее 2010 года. Ну, а пока правят бал фредриксены. Недавно Тройм провел переговоры с потенциальными фрахтователями платформ Фредриксена, из зала переговоров их пришлось выводить под руки – Тройм, без околичностей, с ходу запросил 600 тысяч в день, а если нет – то не о чем и говорить, тратить попусту время. Тройм, это такой же пират, как и Фредриксен, недаром он стал его доверенным сотрудником и партнером. «Все дело начиналось с двух людей и одной собаки, а посмотрите на нас сейчас! Честно сказать, лично меня интересуют не так деньги, как дело само по себе, рост и развитие твоей компании. Поверьте, это куда более захватывающее предприятие, чем простое накопительство» - говорит Тройм.
По материалам Wall Street Journal

Справки от Wikipedia и Forbes

Джон Фредриксен родился в 1944 году, и был бы самым богатым норвежцем, если бы не сменил в 2006 году гражданство, в настоящее время он гражданин Кипра. Владелец крупнейшего в мире флота танкеров. Посредством своих инвестиционных компаний Hemen Holdings и Meisha, Фредриксен контролирует Frontline и Golar LNG, имеет основные пакеты акци компаний SeaDrill, Marine Harvest (рыбразвод) и Golden Ocean Group (балкеры). Ему принадлежит 9.6% акций компании Overseas Shipholding Group, одно из крупнейших судовладельцев мира. Вдовец, двое детей – близняшки Катрин и Сесиль. Коллекционирует классические произведения норвежского искусства. По слухам, отверг очень выгодное предложение Абрамовича о продаже знаменитого дома Old Rectory в квартале Челси. Имеет дома на Кипре, в Осло, в Марбелле. По данным журнала Forbes, в списке богатейших людей планеты он на 113-м месте с 8-мью миллиардами.


Old Rectory в квартале Челси

footer
ссылка на автора обязательна


Поделиться