Maritime Bulletin www.odin.tc
Гниение или катастрофа?
Про вечное гниение и про остойчивость с выживанием
Оглавление:
Про вечное гниение и про остойчивость с выживанием

Помнится, писал я недавно, что один из немногих, кого стоит читать, это известный экономический и политический эксперт Владислав Иноземцев. Извиняюсь и беру слова обратно. Не стоит. То есть не совсем чтобы не стоит, он дает интересные цифры и факты (хотя и к ним следует относиться с некоторой осторожностью) и промежуточные выводы, но главные его выводы не выдерживают никакой критики. Равно как и выводы других экспертных звезд вроде бы оппозиционного, или реформистского толка, таких как Сергей Алексашин, Андрей Мовчан (Центр Карнеги), профессор Травин из СПб, и ряд других.
Главный вывод всех их анализов последних месяцев один – происходящее в России, это длительный застой, который может длиться вечно, ну или десятилетия, что для РФ одно и то же. Их песнь удивительным образом совпала с официальной, также уверяющей нас, что кризис всерьез и надолго, что надо затянуть пояса, набраться терпения, еще более сильнее работать, еще более крепче любить родину, и сплотиться вокруг президента вплоть до давки, как в незапамятные времена на Ходынке, или на похоронах Сталина.

Не буду трогать реакционных экспертов из имперского стана, это слишком тяжкий и неблагодарный труд, и кроме того, требуется дополнительное основательное знание психиатрии.
Наши прогрессисты куда интереснее, ибо они все-таки, ближе к реальности. Но тем не менее, упорно пытаются заменить высшую математику арифметикой. Опять провожу аналогию с судном – эксперты подменяют его живучесть плавучестью, что далеко не одно и то же при попытке оценить состояние судна. Да, корпус старый и с пробоинами, механизмы ни к черту, но высота надводного борта позволяет ему держаться на воде еще очень долго, уверены эксперты. А течь компенсируется работой помп. Эксперты отбрасывают на своем условном судне такие составляющие, как остойчивость, аварийное состояние корпуса, механизмов и устройств, и неадекватность экипажа судна в целом и комсостава в особенности.

В грубом разделении страну можно представить, как сосуществование общества и экономики, и государственного устройства, системы власти.
Эти две составляющих находятся в состоянии противоречия. Системе власти нужны максимальный контроль над обществом и экономикой, и максимум власти. Это тот идеал, к которому она естественным образом стремится, будь государство деспотическим или демократическим. Обществу и экономике нужен максимум свобод. Общество созидает, тогда как власть не может ничего созидать по определению, она только потребляет. Власть необходима для поддержания порядка и обеспечения безопасности, равно внешней и внутренней, то есть еще более общо – государство есть следствие человеческих пороков, так как оно защищает человека от человека же.
В идеале власть, государственное устройство, должна быть подобна служебно-сторожевой собаке. Без грамма лишнего жира, очень хорошо знающей свое место, своего хозяина, свои права и главное – обязанности. Удерживать государство в этом состоянии очень тяжело, общество должно постоянно его контролировать, и время от времени давать хорошую трепку.
И власть, и общество, являются живыми организмами, способными к росту и развитию. Рост и развитие свободного общества сопровождаются ростом производства различных ценностей, в том числе материальных, общим прогрессом. Рост властного механизма государственного устройства никаких ценностей не производит, и происходит только за счет внешних источников энергии, прежде всего общества. Государство, это в материальном смысле, паразит. Но паразит который может быть полезным, а может быть смертельно опасным образованием, которое губит общество, страну и самое себя.
Есть два пути. Первый путь – развитие общества при рыночной (а иной при свободном обществе и быть не может) экономике, сопровождаемое жестким контролем власти, государства, как слуги общества, а не наоборот. Второй путь – бесконтрольный рост государственного аппарата и его функций, ведущий со стопроцентной неизбежностью к несвободному обществу и развалу экономики.
Общество и экономику не надо контролировать и регулировать для их развития, или вернее, им этот контроль требуется в минимальной степени. Дай им волю, и они бурно пойдут в рост, сопровождаемый ростом производства и других ценностей. Примеров тому масса, от нэповской России начала 20-х годов, до экономических чудес Китая или Кореи. Чуть дали слабину, чуть перестали командовать, так сразу же благодарные общество и экономика ответили переходом от нужды и голода к процветанию.
Точно так же и государственный механизм начинает бурно расти и развиваться, если дать ему волю, тем более если его поощрять. Другое дело результаты его роста. Они губительны. Но государственному механизму, как паразитическому организму, нет до того никакого дела. Он растет и развивается до тех пор, пока у него есть источники питания, пока он их не исчерпает. Бесконтрольно развивающийся государственный организм обречен на гибель, потому что он паразит, а не производитель. Но вместе с ним обречено на гибель и то общество, на котором он паразитирует.


Путин как идеальный президент

В России исторически государство превалировало над обществом, а перспективы превращения России в нормальную страну, где главенствовало бы общество, появились в начале прошлого века и в его конце. И были убиты. В начале века большевиками и примкнувшими к ним народами, в конце века – начале текущего они были убиты ВВП с ватагой его веселых удальцов, и опять же, примкнувшими к ним народами. У так сказать, президента, были две возможности, два пути.

Первый путь очень сложный, трудный и прямо опасный, в том числе физически. Это путь поощрения развития общества и свободной экономики при параллельном жесточайшем контроле государственных структур, уменьшении их роли в жизни страны. Этот путь требовал от человека на посту президента полной самоотдачи, мудрости и жертвенности. Причем в конце его президентского пути лично президента ждут неминуемые уход от власти и множество критики, справедливой и несправедливой. То есть никаких тебе золотых статуй и обожествления, всего и спасибо, что в будущем возможно, его заслуги оценят и воздадут им должное.

Второй путь – путь сделки с дьяволом, на который очень легко ступить, но с которого уже невозможно сойти. При этом от президента ничего сверхъестественного, никакой жертвенности, никакой мудрости и даже элементарной грамотности, образованности, не требуется, наоборот, тут нужен малограмотный человек небольшого ума, но хитрый, изворотливый и полностью аморальный. Путь называется укреплением вертикали власти, то есть максимальным поощрением развития властных структур и их полномочий. Что получает в ответ президент? Правильно – вассальный обет быть верными государю. Причем прелесть в том, что никаких таких больших трудов от президента эта вертикаль не требует, государственному механизму достаточно простой отмашки, сигнала о том, что его не будут контролировать, и он неподотчетен обществу. Тяжкий труд ответственного перед обществом государственного деятеля, честного перед собой и обществом человека, заменяется крысиной борьбой за власть, влияние, назначение на важные посты своих, устранением опасных конкурентов и прочими радостями подковерной кремлевской грызни. Власть, которую он получает в обмен на лояльность госструктур, не является высшей формой власти, кстати говоря. Это обманка. Он диктатор, но он на самом деле, лишь игрушка созданного им монстра. он делает лишь то, что позволяет ему делать созданная им система.

Трудно найти человека, более неподходящего для первого пути, чем Владимир Владимирович Путин. Для пути номер два подходящих кандидатур пруд пруди, игрой судьбы и нечистоплотности наверх взлетел ВВП, хотя в любого из его соратников и сподвижников ткни, было бы то же самое, потому что для пути номер два требуются не высокие человеческие качества, а наоборот, их отсутствие.
Я с ходу бросаю читать тех, кто объясняет беспрерывные ошибки и преступления режима личностью Путина, потому нечего там читать, если люди не понимают, что первично, а что вторично. Путин и те, кто стоял за его спиной, сознательно или нет, погнали страну и власть по второму пути, и спустя очень непродолжительное время Путин со компанией уже не владели ситуацией. Все их действия и решения определялись и определяются запросами царящего в стране монстра, государственной машины, ходом ее эволюции, одинаковым для деспотий и диктатур всех времен и народов. В этих действия по определению не может быть никакой стратегии, это исключительно тактика, реакция на внешние или внутренние раздражители. Личность Путина на этом пути добавляет картине какие-то персональные штришки и черточки, не более того. Скажем, очевидную жадность вообще и жадность к роскоши в частности; аморальность, комплексы какие-то – я бы и рад назвать что-то положительное, но кроме вроде бы искренней любви к собакам и стремлению поддерживать физическую форму, ничего больше в голову не приходит. Вытолкни властная камарилья вместо Путина Штырькина, было бы то же, но с другими личностными штришками.

Коррупцией можно пренебречь

Российскую государственную машину всегда, во все времена, отличали крайне низкая эффективность и полнейшая безответственность перед обществом и страной за результаты ее деятельности.
К концу 90-х началу нулевых власть продолжала пребывать в растерянности после тяжелого поражения, которое она понесла в 91-м, не зная, куда подует ветер. Но она в любой момент готова была перейти в наступление и вернуть утраченное, по возможности его приумножив. А общество в большинстве своем оказалось неготовым к решительным переменам и тяготам, связанным с построением новой страны, и все больше жаждало чего-нибудь старого доброго. То есть страна и особенно, власть, механизм, наследованный от СССР и глубже, царской России, напоминали уже начавшее прокисать молоко – капни туда немного кислоты, и оно мгновенно свернется. ВВП с компанией и стали этой каплей. Народ, как говорится, был готов к разврату. Государственная машина, по историческим меркам мгновенно, в десяток леток, выросла и превратилась в чудовищного монстра, поражающего своей неэффективностью и глупостью, переходящей в идиотизм.
Механизм власти России, это кафкианское переплетение, клубок возни и суеты министерств, ведомств, начальников разных рангов, администрации президента, правительства и много чего еще, от Кадырова до РПЦ. И не надо думать, что в десятках тысяч кабинетов сидят исключительно бездельники или казнокрады, отнюдь. Как свободные общество и экономика порождают предприимчивых людей или новые открытия в технологиях и производстве, так и властный монстр порождает своих героев бюрократического труда. Разница лишь в том, что свободное общество от своих героев богатеет, а несвободное от своих героев, винтиков госаппарата, стремительно беднеет. Как и рынок, госаппарат автоматически, непроизвольно, создает свою систему отбора кадров.

Госаппарат в целом никем не контролируется и не ограничивается, и точно так же сонмы государственных организаций никем и ничем не контролируются. Госаппарат превратился в огромное количество феодов, от министерств и ведомств до краев и областей. Скажем, пограничники работают только на себя, санэпидемнадзор только на себя, таможня только на себя, и так далее.
В чем заключается их работа, в чем ее смысл? В максимальном увеличении своих властных полномочий, в защите уже имеющихся от посягательств других, пограничных по роду деятельности ведомств, в красивых отчетах наверх, в выбивании все новых средств, увеличении штата и в максимальной бюрократизации своей работы, ибо в ней как раз и лежит источник власти данной организации. Чем больше бюрократии и отчетности, чем больше граждан и предприятий подпадают под необходимость отчитываться перед данной госконторой, тем сильнее ее власть.
Ну скажем, сидит рядом с портом в офисном здании какое-нибудь госучреждение, которое и рядом не стояло с судоходством. Начальник смотрит из окна на суда у причалов, и вдруг его (или его подчиненного) озаряет идея – а ведь можно что-то такое выдумать, что потребует проверок этих судов чиновниками его ведомства. Это может быть что угодно, полет фантазии не ограничен. Ведь недаром чиновники Минтранса не могут даже подсчитать, сколько министерств и ведомств имеют право приходить на суда с проверкой. Начальник дает команду, аппарат готовит подробное объяснение новой функции, материалы идут в Москву главному начальнику этого ведомства, он нажимает на все свои кнопки, и продавливает новый закон или новое требование как в правительстве, так и в думе. Ведомство получает право проверять суда. На проворачивание всего этого безумия ушли тысячи и десятки тысяч человеко-часов, огромное количество бумаги и трудов клерков, проведены большие и малые заседания и совещания, выпито немалое количество водки с большим количеством закусок в процессе проталкивания и лоббирования. Результат, с точки зрения экономики и общественной пользы, превосходит по негативу результаты крупномасштабного теракта, а уж какой-нибудь шпион или диверсант и за всю свою жизнь столько вреда не причинит, сколько эта бурная деятельность.
Десятки тысяч чиновников, денно и нощно, с неподдельным энтузиазмом, заняты всемерным и посильным расширением властных полномочий своих контор, выдумыванием новых законов и отчетностей, и работой по старым, то есть они работают исключительно и только во вред экономике, стране и обществу. И все они любят говорить о себе, как о «государственных людях», преследующих «государственные интересы». Никакие ЦРУ и госдепы (а также оплачиваемые ими национал-предатели вроде меня), ребята-патриоты, не смогут и в миллионной доле навредить столько, сколько вредит сама себе столь любимая вами империя.
Коррупция в этом надругательстве над здравым смыслом стоит даже не на втором месте по отрицательным последствиям для экономики и общества. Ею просто можно пренебречь.

Какие реформы, вы о чем?

Любые попытки косметически реформировать монстра обречены на провал, и уж тем более безнадежны попытки реализовать какие-то «инновационные» проекты, от Сколково до всяких этих ТОР, ЗЭС, свободных портов и прочих утопий. Монстр состоит из тысяч различных частей и миллионов винтиков, ведущих между собой отчаянную межвидовую борьбу, однако все вместе они составляют единый организм, имеющий общую для всех его частичек цель увеличения властных полномочий и тотального контроля над всем и вся. По мере роста и развития монстр уничтожает, аннигилирует все живое, в том числе и свою кормовую базу, рыночную экономику. Наш нынешний монстр живет и бурно развивается за счет нефти, но этот источник внезапно иссяк. Монстр обратился к населению и остаткам экономики, добирая требуемое их грабежом. Долго это продолжаться не может, и многие винтики, в том числе наверху, это понимают. Отсюда и все эти утопические проекты и программы, попытки сделать искусственный оазис в пустыне в виде каких-то там ТОРов или СМП, или Транссибирского транзита, т.д. и т.п., заранее обреченные на провал.
Создать искусственный оазис в пустыне можно, вопрос сколько это будет стоить, каких денег и усилий. Стоить будет столько, что оазис станет разорительным, потому что оазис именно, что искусственный, противный природе государственного устройства. Для этого в идеале надо полностью оградить оазис от какого бы то ни было влияния государства, то есть построить государство в государстве. Кстати, это пытались сделать, и не раз. В частности, ДВМП, когда оно пыталось поставить свой контейнерный транзит по Транссибу. Провал, а иначе и быть не могло.

Любые казалось бы, разумные проекты и реформы мгновенно гасятся агрессивной протоплазмой государственного устройства. У монстра есть для этого тысячи, миллионы путей, миллионы его винтиков немедленно набрасываются на новшество, пытаясь не то, чтобы его уничтожить или затормозить – хуже, пытаясь обратить его в свою пользу, то есть взять под контроль и получить еще больше полномочий и власти. Любой новый закон, ну вот вроде закона о втором флаге, мгновенно вязнет в утрясках и согласованиях с министерствами и ведомствами, и согласования тянутся годами, пока наконец, от проекта ничего не остается, кроме впустую потраченных средств, времени и нервов. Или того хуже – вроде как реформа или улучшение приводят к прямо противоположному результату, становится только хуже, вроде попыток реформировать сталинскую мракобесную систему оформления приходов-отходов судов в портах РФ. Любой «инновационный» проект в нынешних условиях, это суть попытка зайдя в реку, разогнать вокруг себя воду. Это безнадежная утопия.

Но верхние винтики этого мордора не теряют надежды найти, как говаривал их прародитель, выживший из ума Ленин, звено, ухватившись за которое, можно выдернуть всю цепь. Властный монстр не особо сопротивляется, более того, охотно идет навстречу «инновациям», находя в них новые источники бурной бюрократической деятельности. Малый бизнес разваливается? Давайте создадим специальное ведомство, которое будет ему помогать. Бизнес жалуется на произвол ведомств и силовиков? Нет проблем, давайте создадим специальные комитеты, форумы, круглые столы и общественные палаты, которые помогут решить эту проблему. Государственный организм виртуозно обращает любые попытки реформирования себе на пользу, и все они, все эти попытки, лишь способствуют его росту и укреплению.
Представьте себе обратную картину – что было бы, если бы общество и экономика главенствовали, а власть была у них слугой? Если бы все силы, средства и интеллект работали в другом направлении, направлении созидания, не административным силком, а естественным образом? Где бы мы сейчас были? Посмотрите на США или Сингапур, примеров много. Вот там бы мы и были, а то и впереди.

Идеальный бюрократ нашей системе не нужен

Наш монстр убивает все, к чему прикасается, в том числе и людей. Советский монстр выращивал свою бюрократию десятилетиями, а наш, на старой советско-имперской закваске, добился идеала в кратчайшие сроки, в какие-то десять лет. Достаточно взглянуть на лица первого эшелона власти, от министров и губернаторов до депутатов. Если фотошопом заменить в картинах Босха морды порождений кошмаров лицами наших начальников, то сам Босх признал бы, что картины от того только выиграют, и станут совершенными.
Требования системы к винтику легко вычисляются и формулируются. Он не должен быть профессионалом не только в том, на что его поставили, но желательно, во всем прочем, за исключением пороков и слабостей, вот тут границ нет, тут чем больше пороков и чем они извращенней, тем лучше. Общая малограмотность только приветствуется. Винтик обязан быть аморальным по всем пунктам и статьям, сколько их там есть в заповедях или в кодексе строителя коммунизма.
Есть известный тип бюрократа-сухаря, до мельчайших деталей знающего своего дело и бескорыстно и беззаветно следующего букве закона. Такой бюрократ, вроде бы идеальный, нашей системе категорически не нужен. В адском лабиринте наших т.н. «законов» любому человеку, в том числе винтику системы, тем более любому предпринимателю и человеку созидающему, жить согласно этим безумным законам невозможно. Жить можно, только если их нарушать, повсеместно и ежеминутно. Чем население и занимается. Систему это устраивает. Безумства законов делают коррупцию не неизбежной, они делают ее необходимой. Сухарь и бескорыстный служитель закона таким образом, нашей системе вреден и опасен.

Проекты, программы, планы и инновации как главные разрушители нашей экономики

На мой взгляд, недооценивается или вовсе умалчивается, в разрушении экономики, роль бесчисленных проектов и программ, беспрерывно порождаемых системой, воспеваемых ею, и затем проваливающихся куда-то в небытие. На что тратятся деньги и ресурсы? Ну понятно там распилы и коррупции, но ведь не все туда ухает, и скорее всего, даже не большая часть. Уж как не пилили, однако построили олимпиаду или стройки АТЭС. Но это исключения. Куда все исчезает в других случаях? Мне кажется, проекты и программы изначально порочны тем, что они неосуществимы как минимум в заявленных масштабах, а как максимум в принципе.
Планирование, принятие к реализации и реализация крупных национальных или региональных проектов, это ведь очень большое искусство, начиная с планирования. Необходимы трезвые расчеты и анализы на много лет вперед, с трезвой оценкой своих сил. Необходимы ответственные, честные и высокопрофессиональные проектанты – инженеры, конструкторы, геологи, эксперты, т.д. и т.п. Они при этом, должны быть уверены, что если в проект закладывается строительство чего-то, то оно будет построено в полном соответствии со всеми требованиями и технологиями, никто не будет «экономить» на бетоне или глубине фундамента, или количестве и качестве арматуры. Необходимы честные профессионалы в правительстве, и если проект требует согласия парламента, парламентариев, при обязательном наличии не только общественного контроля, но и механизмов контроля. И наконец, необходима последовательность в реализации, четкое следование разработанному и принятому графику, сколь многолетним он бы не был, независимо от изменений в правительстве или парламенте, или любых других причастных организациях. Необходимо, чтобы скажем, вошедший в проект иностранный или свой собственный инвестор или подрядчик на те или иные работы, был стопроцентно уверен в реализации проекта, в том, что его статус, или его подряд никто не сможет изменить, что он вложит или сделает именно то, что обязуется вложить или сделать, и будет за это вознагражден в полном соответствии с договоренностью. Это, повторяю, искусство, доступное немногим странам. Те страны, которым оно недоступно, нанимают иностранных специалистов и попутно у них учатся, если они умные. Страны совсем уже глупые берутся за грандиозные проекты, трубят о них на весь мир, и либо кое-как реализуют их вдесятеро дороже и хуже, чем во всем мире (с помощью тех же иностранных специалистов, впрочем), либо благополучно проваливают, что происходит гораздо чаще.

Некоторые экономисты, между прочим, говорили, что в развале экономики СССР большую, одну из ключевых ролей, сыграли именно незавершенные и непродуманные, ненужные здравому смыслу, стройки. Их было очень много, и корни уходят вглубь истории совдепии, в сталинские и ленинские времена. Бессмысленных монстров много наплодил Сталин, от туннеля под Татарским проливом до моногородов. Для меня самым показательным стал проект строительства Океанского Флота СССР, разработанный (крайне волюнтаристски) еще в довоенные годы. Линкоры и крейсеры, которые начали строить в те годы, в войну порезали, или взорвали перед захватом верфей немцами. В конце 40-х и начале 50-х Сталин вовсю вел подготовку к 3-й мировой войне, которую наверняка развязал бы, не прикончи его та самая система, по которой опять скучают наши имперские бараны. В ходе подготовки нищая страна начала строительство океанского флота – линкоров и тяжелых крейсеров. После 2-й мировой! Кто хоть немного знает историю войн на море, тот поймет. К счастью, его смерть положила конец безумному и бессмысленному расточительству, а то, что было на стапелях в разной степени готовности, разобрали и отправили на переплавку.
Наши нынешние тщатся догнать и перегнать эффективного менеджера Сталина по части утопичности и расточительства, пачками рожая программы и проекты. Это стало просто эпидемией. Никто из наших записных экономистов и мыслителей почему-то не анализирует, во что эта чума нам обходится, и в какой степени она приближает экономический крах, независимо от стоимости нефти.


Идеальный путинский руководитель

Утопические планы и программы являются необходимой и неизбежной составной частью той системы, которая воцарилась в России. Проектно-программная лихорадка породила и соответствующий тип «менеджеров» из высших эшелонов власти, с такими образчиками, как Рогозин или Трутнев. Кремль охотно возвеличивает тех, кто обещает в кратчайшие сроки добиться успехов во вверенной ему отрасли или области, то есть сделать ее эффективной и окупаемой без того единственного, что на самом деле требуется, без коренных государственных реформ и естественно, разгосударствления согнанной в госкорпорации, подобия советских министерств, промышленности. То есть, кто дает заведомо невыполнимые обещания.
Эти новые герои отличаются ухватками и речью этаких конкретных мужиков, которые привыкли дело делать, а не долдонить с умным видом какими-то заумными экономическими терминами, пытаясь сказать в завуалированной форме страшную для кремля правду – как вы там ни садитесь, а музыки все равно не будет, пока по крайней мере, вы у власти. Наши молодцы не такие.
Рогозин активен в твиттере, и если бы могущество страны определялось записями в твиттере, то нас бы уже боялись соседние галактики, и слали послов с дарами. Но чем дальше, тем чаще, его воинственные записи раздражают даже имперцев. Болтать не мешки таскать, известно. А в ВПК провал за провалом, там только одна промышленность процветает, промышленность мифотворчества, модно называемого пиаром. Это я про сотворение легенд об уникальности и неповторимости говорю – наших танков, ракет, ПЛ и прочего. Бред. Обман. Прямая ложь. Но имперцам как бальзам, а заодно и ястребам в НАТО и ВПК США, они больше нашего все эти уникально-неповторимые байки раздувают – вот мол, как сильна Россия. Срочно увеличивайте военный бюджет! Вот собственно, и главный реальный результат неустанных трудов Рогозина в этом направлении – рост военных расходов на Западе, и следовательно, его военной мощи, ибо там не тут, там умеют работать эффективно, и считать денежки тоже.

Трутнев имеет все для того, чтобы стать любимцем и надеждой кремля, до того по крайней мере времени, когда все его начинания и обещания не придут к неизбежному концу, к пшику. Суров, крут, знает, как надо, настырный бодрячок и оптимист, уж не говоря про то, что он является мастером восточного единоборства. Карате-до киосюкай дзинь-дзинь, что-то такое. Само собой, с черным поясом и лентой с бубенчиками через плечо. Дальнему Востоку – цвесть, причем в ближайшем будущем. Каждое его новое интервью СМИ или выступление на очередном форуме, это новый вал инвестиций во вверенный ему регион. У кремля появилась новая игрушка, надежда на чудо, Территории что-то там Опережающего, куда-то там Развития. ТОРы. А еще есть ТОС ЭР, а еще другие сокращения. А порт Владивосток уже год, наверное, как свободный, но после каждого выступления командиров выясняется, что он не совсем свободный, что окончательно его спустят с цепи вот-вот, и тогда трепещите, недруги и Фомы-неверующие.

Трутнев утопил Дальний Восток в инвестициях, причем так, что ничего конкретного не ухватишь, и тонуть пока приходится только в его победных реляциях. Никаких иностранных инвесторов, которые согласно Трутневу, давно уже томятся в очереди на регистрацию, с мешками денег, пока не видно. Кто-то из российских собрался построить теплицу какую-то – вот вам инвестиция. Российским нефтегазовым компаниям предписано обеспечить заказами верфь в Большом Камне – это по Трутневу, тоже инвестиции. Это на самом деле, грядущий грабеж экономики страны, если дело действительно, дойдет до строительства крупнотоннажных танкеров, чего лично я не допускаю категорически, ибо безумно. В отрасли в зашуганной, чьи СМИ не могут написать ни одной аналитической статьи по судостроению, не снабдив ее цитатами великого судостроителя Путина, и в той открыто выразили сомнения в целесообразности строительства наливного флота. Но нашим патрушевым и трутневым и горя нет. Флоту быть! С экономической точки зрения этот флот не бессмысленность, хуже, это вредительство.

В Приморском крае, не даже на севере Хабаровского, куда ближе, стоят деревни, в которых нет газа, нет воды, окруженные проданными на корню лесами и не имеющие права взять оттуда даже хворост на дрова. Проданы все земли, черт знает, кому. Люди пасут свою скотину ночью, как воры. Трутнев и те, кто над ним, кричат тем временем, про бесплатный гектар. И зовут всех на Дальний Восток.

Специально для Трутнева от меня лично – Трутнев, мои родители в 60-х получили вожделенные сотки, дачу. В дальневосточной тайге. Слой скудной почвы тонюсенький. Лет 6 не меньше, выковыривали камни. Около 20-ти лет отчаянных трудов ушло у них на то, чтобы сделать почву культурной и богатой, наслоениями чернозема, удобрений и навоза. А вы, мерзавцы у власти, предлагает гектар и проверку «хозяйствующего» субъекта через пару, что ли, лет? Как можно жить с гектара, тем более дальневосточного, негодяи?! Родители работали и получали зарплату, а на даче вкалывали в любую свободную минутку. На что будут жить те, кого вы зовете на Дальний Восток, на ваш (а с какой стати он ваш?) жалкий гектар?
Трутневы правят бал. Эту пену снесет нарастающий вал экономической катастрофы, но ведь трутневы и прочие не просто речами разливаются, они тратят очень немалые деньги, причем лично я не понимаю, куда и как. Фонды какие-то, того же ТОРа. Миллиарды рублей. На что все это уходит, в каких печах сжигается? Боюсь, трутневы не потонут в надвигающемся цунами. Выплывут. А жаль, очень жаль.


Деградация руководства

Если что Трутнев пока конкретное и сделал, если верить ему же, и российским СМИ, так это снял пиджак и обнажил мускулы на форуме в Давосе, до смерти испугав Порошенко. Сильно сомневаюсь, что он кого-то чем-то испугал, даже со снятым пиджаком, но сама история показательна. Он ведь, опять же если верить ему и нашим СМИ, чуть ли не в любимцах ходит у каких-то таинственных, пока ни разу не ощутимых, иностранных инвесторов. Уровень прикидываете? Дикую непроходимую пропасть между форумом в Давосе с серьезными инвесторами, и нашими этими плясунами вприсядку и мастерами единоборств? Там серьезные люди и серьезные игры с четкими правилами, а тут снятый пинжачишко, мускулы, карате-до дзинь, и потоки безответственных речей, смеси невыполнимых (и никогда не выполняемых) обещаний и чистейшего бреда, высказываний по поводу экономики ли, политики. Тон задает Сам. Он не отвечает ни за единое свое слово, и похоже, этим гордится. Помните его бессмертное про развал мировой экономики при цене нефти 80 долларов? А недавнее предостережение от головокружения от успехов во всех областях, в том числе судостроении?
А вот еще один перл, недавний, в рамках приближающегося всероссийского шабаша победобесия, 9-го мая.
…пообещал геополитическую и государственную поддержку всем ветеранам Великой Отечественной войны в России и за ее пределами, передает ТАСС.
«Первая (задача) — это практическая поддержка ветеранов, содействие реализации геополитики, в геополитическом плане — поддержка всех людей, которые внесли свой огромный вклад на алтарь победы над нацизмом», — заявил Путин.
Второй задачей Путин назвал «обеспечение условий для более широкого вовлечения ветеранов в работу с молодежью, в том числе в реализации госпрограммы патриотического воспитания».
http://www.gazeta.ru/politics/news/2016/04/05/n_8462519.shtml

Я уж не говорю про то, что Россия так и не смогла, в составе СССР или вставая с колен, обеспечить достойную старость, в том числе жилье, подавляющему большинству ветеранов, особенно настоящих, а не липовых и не тыловых. Вчитайтесь в смысл того, что он сказал. Он хочет использовать 90-100-летних старцев для прикрытия грязных и мелких целей своей геополитики, так следует это понимать. А как можно этих же старцев еще более широко куда-то привлекать, скажите на милость? Наше начальство конечно, производит впечатление умственно очень странных людей, но все-таки, в советские времена начальники пытались придать своим словам и речам какой-то смысл, в наше время никакой ответственности за сказанное никто не несет, и поэтому, нести можно, что угодно. К счастью начальства, народ не возражает, 8 из 10, окажись они наверху, делали бы то же самое.

Про революционные массы и протестные настроения

Все наши оппозиционные и реформаторские мыслители в один голос говорят об отсутствии в массах протестных настроений, то есть о невозможности «революции снизу». Мыслители похоже, воспринимают революцию как марксистско-ленинскую или латиноамериканскую классику. Лезет из подпола Троцкий, дожевывая огурец, выползает из шалаша Ленин, стряхивая с ушей сено, на сцену закатывается броневик и выводятся революционные массы, согласно плану отправляющиеся на захват почты, телеграфа и телефона. Или революцию разжигает какой-нибудь пламенный че гевара, с горсткой готовых на все террористов.
Лично я вообще не понимаю, что такое революция. Ну вот февральская в России, что это было? Так если посмотреть, то никакой вроде революции и не было, был паралич власти и всего лишь шевеления недовольных этих самых масс, и то всего лишь в одном Питере. В 91-м почти то же. Я вообще не верю в какую-то партию, заговорщиков, и вождей, поднимающих массы на восстание. В октябре 17-го был переворот, захват власти кучкой международных бандитов и авантюристов, никакой революции там и рядом не стояло. На мой взгляд, падения режимов происходят главным образом за счет недееспособной власти, неспособной поддержать элементарные порядок и условия не жизни, а хотя бы выживания, и вызванные этим не волнения какие-то, не массовые протесты захваченных некоей идеей людей, а всего лишь шевеления больших масс, которые выходят на улицу для поиска еды или других предметов первой необходимости, просто потому, что сидеть дома, значит сдохнуть от голода ли , жажды или холода.
Я конечно, не историк и не специалист, я сужу чисто по своим ощущениям революций и падений империй из всего того, что я прочитал, а прочитал я все-таки, немало. Но у меня и нет такой задачи, выдвинуть какую-то там новую теорию, моя задача чисто прикладная – оценка стабильности России, режима и общества. Моя оценка категорическая – режим, то есть власть, и общество, крайне нестабильны, они находятся в аварийном состоянии, остойчивость судна по имени Россия отрицательная, и любой толчок, необязательно сильный, может начать необратимый процесс развала.

Россия в последние годы напоминает психического нездорового, неуравновешенного человека, нуждающегося в изоляции с принудительным лечением. Болезненные поиски врагов и ущемления России во всем, от поз президента США при встрече с нашим барабанщиком, до допинга спортсменов или пропущенной шайбы. Отвратительные по форме и содержанию оголтелый расизм и угрозы всему миру. И вот что интересно: чтобы понять, о чем и как сегодня в России пишут и говорят, достаточно просто посмотреть на цену на нефть и ее поведение за последние дни или недели. Если нефть идет в рост или стабилизировалась, я знаю, что увижу в российских СМИ. Победную поступь побеждающей всех своих надуманных врагов России, растущую наглость в речах и заявлениях политиков и руководителей, бахвальство, шапкозакидательство, в общем нездоровое возбуждение алкоголика, которому повезло достать опохмелку. Если нефть падает, то настроение СМИ резко меняется. Если нефть падает обвально, настроение СМИ и – могу утверждать из опыта общения с людьми в России в такие времена – общества, близко к паническому. Так было в конце 14-го года, так было совсем недавно, при падении нефти ниже 30 долларов. Даже такие смердящие столпы нашего величия, как Комсомольская правда, пишут совершенно упаднические статьи, мол если власти неспособны, то что ж, то и черт с ним, пусть все рушится. То есть смею не предположить, но уверенно заявить, что продолжи нефть падение в январе до 20-ти долларов и ниже, сейчас в России была бы иная ситуация, и Россия уже была бы иной. Вряд ли лучше, чем сейчас, но точно иной.

Вот я и удивляюсь, с учетом всего (но далеко не всего, что творится, естественно) вышеизложенного, где видят истоки многолетнего или даже вечного загнивания нынешней России наши оппозиционные, реформистские и либеральные светочи экономики и политологии? Режим-то готов жить вечно, это да. Вопрос кто будет его кормить? Если бы режим как-нибудь зафиксировался на одном уровне расходов и штатах «государственных людей», если бы при этом у него был хоть какой-то минимальный уровень компетентности, если бы режим резко отсек все непомерные расходы на Донбасс, Крым (путем его немедленного возврата) и если получилось бы, Кавказ, если бы он согласился со своим далеко не первым местом в мире и сократил армию и ВПК, если бы режим перестал плодить разорительные и бессмысленные проекты – ну тогда да, мог бы долго тянуть. Но режим на это неспособен, вот в чем горе всех таких режимов, плюс закваска имперского мессианства, мегаломании.
Между физическим потенциалом выживаемости режима и фактическим на момент начала его краха всегда есть разница, и она в пользу физического потенциала. У СССР вроде этот потенциал был. Однако режим в одночасье рухнул. У царской России он тем более был. Однако случилась февральская революция, в одном по сути, Питере. Остальные города и веси не стали возражать. В конце 80-х начале 90-х в СССР наступил коллапс власти, она не могла хоть сколько-нибудь эффективно распорядиться и тем, что у нее было. Да, конечно, было еще столь несвойственное России стремление к свободе, но все-таки, главенствующим стал паралич власти. Это сейчас все забылось, а ведь в 80-х, особенно в конце, стоном стонали от достигшего апогея маразма власти. Нынешняя власть уже этого апогея достигла, и даже превзошла.

России – гнить вечно, уверены наши либеральные экономисты

Но наши либералы упорно это отрицают. И упорно предрекают России десятилетия гниения под мудрым руководством правящего режима, венчайся он Путиным или кем-то другим. Вот читаешь Иноземцева – пока идут детали и факты, промежуточные выводы, то все вроде нормально. Как доходит до выводов, садись и рыдай. Резкое несоответствие между темпами и накалом содержательной части и прямо-таки абсурдностью выводов. Материально, экономически, власть способна существовать дальше, массы не имеют протестного потенциала, гнить нам вечно. Какая-то примитивная арифметика в выводах.
А вот еще один светоч, Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги. Сам по себе Центр вроде как подразумевает оппозиционность, но по сути, с учетом того, что несет директор Мовчан и другие, которых публикует Центр, оппозиционность у него очень странная. С обратным знаком. В общем, Мовчан пашет ту же борозду, что и Иноземцев. Почитайте его недавнюю отрыжку на Ленте.ру https://lenta.ru/articles/2016/03/27/movchan/?t
Все правильно говорит, пока описывает реальность. Но к каким он приходит выводам?
Давайте найдем способ убедить инвесторов, предпринимателей и, кстати, чиновников, что сейчас выгодно приводить в Россию деньги и создавать бизнес.
Даже странно говорить о том, что нужно сделать. Надо законодательство приводить в порядок. Надо правоприменение как минимум в экономической части приводить в порядок. Нужно сделать так, чтобы арест бизнесмена был исключительным событием, а не повседневным. Чтобы отъем бизнеса был исключительным событием, а не каждодневной практикой, и событием явно криминальным, за которое следует наказание. Нужно защищать права инвесторов — не так, как это делается у нас, для вида и с арестами тех, кто пытается бороться за права инвесторов. Нужно, чтобы власти отвечали за свои решения перед теми, кого эти решения ущемляют. Если закон изменяется, то правительство должно нести финансовую ответственность перед теми, кто рассчитывал на данный закон и теперь терпит убытки. Так в цивилизованных странах, и именно поэтому туда идут инвесторы…

Он, короче, говорит, что надо сделать так, чтобы было хорошо. Давайте, ребята, говорит видный экономист Мовчан, жить дружно и хорошо, вместо того, чтобы жить в ссоре и плохо. Давайте реформироваться. Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным, утверждает выдающийся эксперт.
Кому он это говорит? Кому это говорят иноземцевы, гуриевы, потапенки и прочие? Режиму они это говорят? Я не видный экономист и не политолог. Но я вижу, четко и ясно, что они предлагают утопический бред, уж не буду гадать, почему. Не то глуповатые, не то чем-то иным руководствуются, когда добираются до выводов – не знаю, да и знать не хочу.
Они радостно, громко кричат А, но когда надо говорить Б, весь пыл куда-то исчезает, и вместо ожидаемого Б мы получаем ужимчивые покашливания и кхеканье в кулачок, переходящие в словесный понос про чуть ли не вечность режима, и пояснения про то, что масло, оно масляное, а вода, если в нее прыгнуть, мокрая.

Режим, правящий в России, не может реформироваться. Никогда, ни при каких обстоятельствах, ибо это противно его сути, его цели, смыслу его существования. Паразит в расцвете сил, причем чем он сильнее, тем менее эффективен, тем ближе его гибель, потому что он стремительно уничтожает свою кормовую базу. Менять его, реформировать, делать из него слугу народа вместо хозяина народа, невозможно, он слишком силен. Ему категорически не нужны никакие реформы. Он угробит любую реформу, что нам совсем недавно наглядно продемонстрировала история СССР, и что он сам беспрерывно делает все годы царствования ВВП и его удалых сподвижников. Хуже того, наш режим, это режим, царящий в империи, с имперскими же замашками и идеологией. Российская империя была и остается неестественным, силовым образованием, а значит и сохранить ее может только такой режим – совершенно неадекватный реальности, примитивный и донельзя коррумпированный. Наверное, в 90-х и начале нулевых был какой-то шанс сделать из кусков российской империи органическое образование федеративного типа, устраивающее все составные части. Не силой, не вертикалью власти, а успешной рыночной экономикой и демократическими преобразованиями. Но, как говорится, проехали. Поезд ушел так далеко, что и шума его не слышно.

Создать что-то новое можно только после гибели нынешнего режима, или хотя бы сильнейшей встряски, подобной встряске 91-го (или украинского Майдана 2014), то есть событий, которые лишили бы властные структуры сил и возможностей править по-старому. Насколько все это реально, я не знаю. То есть я не сомневаюсь в грядущих потрясениях и скорее всего, катастрофической гибели режима, но о том, что будет дальше, можно только гадать. Уверенно говорить можно только о двух вещах: а) режим рухнет б) реформа режима невозможна.

Огосударствление и национализация неизбежны

Наши экономисты стоят насмерть – режиму быть, и царствовать. У другого известного светоча, Алексашенко, другой бзик, с теми же выводами. Мол, постольку, поскольку экономика пусть и уродливо, но рыночная, впереди у режима разве что не столетия хромающей и кашляющей, но жизни.
Однако для нынешнего режима (а также режимов советского и гитлеровского, Мао и Чавеса, нынешних и древних деспотий) наиболее естественной и комфортной средой обитания является именно государственная экономика, национализация всего и вся, вплоть до военного коммунизма. И именно к такой экономике режим естественным образом стремится, ему не надо приказывать или учить, как это делать, это эволюция. Именно такая экономика позволяет ему утилизировать ресурсы страны в максимально возможном объеме и получить полную власть над всем сущим в данной несчастной стране. Режим заглатывает экономику медленно, но верно, и безостановочно. Режиму сопротивляются как сама экономика, так и кремлевская верхушка.

Это ведь все байки, про безбашенного авантюриста Путина, способного надавить на ядерную кнопку или обрушиться на Европу сокрушающей войной. Про такие байки и их распространителей, вроде небезызвестного мыслителя Пионтковского, ниже. На самом деле инстинкт самосохранения у Путина отточен до совершенства, и он нутром чует грани, за которые лучше не переступать.
Он за них и не переступает. Он всегда и во всем, когда дело пахнет сильно жареным, останавливается у роковой черты. И пытается не переступать ее также и в экономической политике, понимая, что масштабное, резкое и объявленное публично огосударствление экономики чревато сильнейшими потрясениями, способными смести его с кресла в считанные дни и часы.
Огосударствление в том виде, в котором его предлагают патриоты глазьевского разлива, приведет в движение огромные слои общества, и вовсе не в движение на митинги или захват Кремля, нет, скорее это будет бегом огромного стада обезумевших животных, сметающих все на своем пути и топчущих попутно самих себя. Вот это и будет той самой революцией, о невозможности которой с таким энтузиазмом твердят наши гении.
Я, повторяю, не вдаюсь в детали всех этих революций и гибели империй, диктатур или деспотий, не мое это дело. Я пытаюсь оценить это в максимально общем виде, и вижу такие потрясения не как результат действий неких партий или идей, а как вынужденные подвижки, действия астрономически большого количества людей ради элементарных задач обеспечения индивидуального выживания, то есть как процессы, понимать которые мы, с нынешней наукой, не в состоянии, из-за их чрезвычайной сложности.

Идет ползучее огосударствление, которое неизбежно охватит все сферы жизни и деятельности общества. Иначе и быть не может. Но пока оно ползучее, сохраняется относительная стабильность в обществе. Вроде подъема с большой глубины водолаза – если выдернуть его быстро, он умрет или будет искалечен кессонкой. В кремле это понимают, а вот особо нетерпеливые патриоты и радетели государства, вроде Глазьева и его фанатов, нет, не понимают.

С Глазьевым конечно, забавно. Вот недавний его опус, объясняющий необходимость чрезвычайных мер:
http://www.mk.ru/economics/2016/03/30/sergey-glazev-obem-valyutnykh-spekulyaciy-na-moskovskoy-birzhe-dostig-astronomicheskoy-summy-eto-10-vvp-rossii.html
Он там много и для непросвещенного (вроде меня) убедительно говорит, ссылается на примеры успешных стран, и если не придираться и не лезть личному самому проверять, что и откуда он берет в своих примерах, то можно подумать, что говорит дело. Я-то уверен, что если разбирать его примеры и предложения по косточкам, то картинка получится совсем другой, и его предложения будут выглядеть совершенно иначе. Но не надо и разбираться, достаточно его заключительно пассажа:
Мы не ищем простых решений. Предлагаемая мною программа развития содержит систему весьма сложных в реализации мер. Она подразумевает резкое усиление требовательности к государственным управленческим кадрам, повышение квалификации этих кадров и создание механизмов их ответственности. Естественно, внедрение этой системы будет сопряжено с преодолением сопротивления коррумпированного чиновничества и развращенных сверхдоходами спекулянтов. Либо мы это сделаем, либо экономический спад перейдет в катастрофу.
То есть способ реализации его мер один – усиление госконтроля, и в свою очередь, усиление контроля за госконтролем. Глазьев 61-го года рождения, должен хорошо совдепию знать и помнить. Коли так, он (тем более, если он обзывает себя экономистом) должен столь же хорошо помнить, как на протяжении всей советской истории в СССР только и делали, что резко усиливали требовательность к кадрам, повышали их квалификацию и создавали механизмы ответственности. А сейчас тем же самым активно развлекается Китай. А ответственность и квалификация, падлы, и не думают расти. Глазьев, то есть, являет из себя пример полного, конченого дурака, который при этом любит корчить из себя ученого. Он не понимает, что поставленные им задачи утопичны и не реализуемы. Причем это многократно проверялось и доказывалось практикой, жизнью. Совсем недавно, четверть века тому назад, глазьевские требовательность и квалификация, сопряженные с борьбой с коррупцией и спекулянтами, развалили нахрен его любимое отечество СССР. Ему и его единомышленникам этого мало, они хотят добить и Россию.

Но судя по недавним действиям и словам кремля, национализация и кое-что похуже возможно, уже не за горами. Это появление на свет карательной армии, названной национальной гвардией, и например, такое заявление путина:
«Современные способы ведения вооруженной борьбы такие, что переезжать никому никуда не нужно будет. Но посмотреть, как было организовано производство, тем более в оборонной сфере, — безусловно, смысл в этом есть. Нам нужно понять сегодня, что нам делать и как нам делать. Так что обращение к опыту прошлого – к позитивному опыту – лишним не бывает».
«Позитивный опыт», это видимо, объявление военного положения, карточная система и обязательная занятость. Это гибель скорая и неминучая, но есть ли у кремля выход?

Кремль как главный союзник остатков рыночной экономики

Медленное сползание в пропасть кризиса и развала, экономического краха, является возможно, самым безопасным из всех нынешних возможных вариантов развития событий. Положение страны и ее экономики таково, что катастрофа может наступить в любой момент. Скажем, на следующей неделе нефть резко обвалится до 20-ти долларов и ниже – это может вызвать настоящую панику в стране. Страна может развязать крупный военный конфликт, и вовсе не по приказу нашего Верховного, не когда нас в бой пошлет товарищ Путин, и первый маршал Шойгу в бой нас поведет. Наша военщина как выяснилось, никуда из Сирии не делась, может громыхнуть оттуда. Наши военные беспрерывно устраивают провокации на границах НАТО, и любая такая провокация, пошедшая вкривь и вкось, может привести к крупному конфликту с последующей паникой в стране. Крах может быть вызван и вовсе чем-то вроде бы совсем мелким и незначительным, как оно чаще всего и случалось в истории падения империй и деспотий.
Попытки полномасштабной «реформы» по рецептам Глазьева и подобных точно так же, как иные потрясения, неизбежно и быстро, приведут к панике и краху. То есть кремль в данном случае, ведет единственно верную политику медленной сдачи позиций наступающему врагу – той самой системе, которую кремль и породил. Не сдавать позиций он не может, он жив, пока жив режим, но и он не может изменить его настоящими, радикальными реформами. Режим, это гигантский слепой и бездумный механизм, не видящий своей гибели именно тогда, когда казалось бы, он добьется окончательной победы, полного огосударствления всего и вся.

Кремль находится между сдвигающимися стенами комнаты из фильмов ужасов, и крутит исколотой проблемами и рисками задницей, как может, но пространства для маневра у него нет. Остаются всемерное замедление скорости сползания в пропасть, и надежда на чудо. Может, цена на нефть вырастет, может США с Китаем передерутся, может Эбола сорвется с цепи и начнет передаваться воздушно-капельным путем – любая проблема и беда планетарного масштаба кремлю только на руку. Кремль в этом направлении работает, не покладая рук, не жалея никаких сил и средств для дестабилизации обстановки в мире. Кремль, и примкнувшая к нему имперская Россия, стали генератором зла, чистым и никакой моралью не замутненным.

Для гибели режима не надо революционных масс и пламенных трибунов

Наши мыслители отвергают крах, который они почему-то называют революцией – мол, большинство населения поддерживает режим. Мыслители видимо (как впрочем, и полагается ученому политологу или экономисту), черпают свою уверенность из этих филькиных грамот, опросов населения всякими вциомами, левадами и подобным. Мыслители не видят, что уже давно образовался, и продолжает расти, раскол в сознании людей – между их недовольством режимом, и их истовым имперством. Я эту штуку заметил еще с год назад, из личных бесед, из комментов и форумов, и из поведения многих СМИ. Недовольство режимом и лично главнокомандующим вернулось на докрымский уровень и по моим ощущениям (да и по факту суровой реальности, выбросившей многих из сказки назад в обычное российское убожество), намного его превзошло. При этом у активного в смысле возраста, работы и места в обществе большинства наблюдается параллельно и острая вспышка болезни имперства, и как-то вот это все умещается в одном флаконе, и не рвет его на части.
Скажем, разговариваю с разными людьми – успешным предпринимателем ли, капитаном, обывателем обычным – пока говорим о режиме и Путине, говорим на одном языке, и их накал неприятия обычно превосходит мой. Но стоит только перейти к выводам, как люди мгновенно превращаются из умных, озабоченных ситуацией в стране собеседников, в слепых мракобесных идиотов. Им непременно надо пнуть США, или поведать мне, как все плохо в Европе, или выразить твердую надежду, что прежде, чем в России все рухнет, мы станем свидетелями гибели Украины.

Да, они имперцы. Да, они вторая по важности, после цен на нефть и газ, опора режима и чекистско-православного мракобесия, захлестнувшего страну. Но когда наступит час Х, чем бы он не был вызван, они сметут режим с Путиным ничуть не хуже записных оппозиционеров и демократов, наоборот, лучше, вернее и основательнее. Другое дело, что с ними, пока они в имперском бреду, ничего нового не получится, та же империя и вырастет, но это уже другая история.
Эту так сказать, фишку, быстро уловили и многие российские СМИ. Фишка в том, что кремль не возражает против самой отчаянной критики режима, при условии сохранения верности империи и имперству. Та же Газета.ру или тот же Московский Комсомолец иногда такое врежут по режиму и страшно сказать кому, что думаешь, все, сейчас и прикроют. Однако же ничего подобного не происходит. Потому что рядом, впритык к самой суровой критике режима, висят совершенно оголтелые, бездарные и человеконенавистнические, Русиш Юбер Аллес статьи и заметки про окружающий Россию проклятый враждебный мир. В Московском Комсомольце в этом плане заметен некий Михаил Ростовский, тут у каждого СМИ свой штатный боевой шимпанзе есть.
Еще год назад такого не было. Было единодушие, некое сплочение вокруг режима. Когда нефть упала оброненным утюгом, когда зашаталось и посыпалось горькими обломками недавнее благосостояние, массы, а вместе с ними и СМИ, частично проснулись. Этого недостаточно, чтобы начать строительство нормальной жизни, но этого более, чем достаточно, чтобы смести режим, когда грянет.

Голые короли оппозиции

Если посмотреть на то, что считается оппозицией, ненавидимой ватниками и – выборочно – режимом, то увидим разрозненные кучки людей и отдельных персонажей, у которых и близко нет ничего общего, за исключением неприятия режима и кремлевских обитателей. Были яркие личности, оппозиционеры без страха и упрека, до конца, как говорится “down to the hilt”, и первой среди них, и единственной в своем роде, была Новодворская. У Украины есть своя Жанна д’Арк, Надя Савченко. У России была Новодворская. Был Немцов. Остается – если говорить о бескомпромиссных во всем, в том числе анализе и прогнозах, только Каспаров. Причем что странно-то: у меня есть знакомые, обычные люди, русские и даже глубоко верующие православные, которые сразу же не восприняли Крым, и стали тайной такой, не афишируемой оппозицией. Они очень быстро дошли в своих рассуждениях до тех же выводов, к которым приходила Новодворская, или приходит сейчас Каспаров. То есть реальная, настоящая, созидательная оппозиция есть, но не она на поверхности. Поверхность забита всякой пеной.

Странные оппозиционеры
Почему-то считается оппозицией и демократом Ходорковский, личность более, на мой взгляд, темная, чем его якобы противоположность Путин. За своего в оппозиции идет и Олег Кашин, молодой, но уже конченый, мерзавец. Я наблюдаю за ним с большим интересом, и если карты лягут удачно, а небесные светила будут благосклонны, он дорвется до того, к чему стремится, до больших постов в российских медиа, и тогда не то, чтобы Геббельс и Щербаков, тогда нынешние их ученики, превзошедшие учителей, эрнсты всякие, киселевы, соловьевы и прочие, будут ворочаться от зависти в чем они там будут вскоре валяться – кто в гробу, кто на нарах, а кто на роскошной кровати в уютном бунгало на далеком острове. Список подобных персонажей можно продолжить, он большой. Я возможно, как-нибудь к этой теме, и этим персонажам, вернусь, отдельно.
Что такое наша официальная оппозиция, вроде яблок с парнасами, я и вовсе не понимаю. Какие выборы?! Где? В стране монстров, в стране, захваченной ожившими чудовищами с картин Босха? Нормальный человек из одного только чувства брезгливости не может в этом паскуднейшем фарсе участвовать, и никакие «бла-а-одные» оправдания и объяснения тут не помогут. Я смотрю на нашу официальную оппозицию, как на обычных приспособленцев, у которых вкус и запах власти напрочь отбивают этические соображения.

Те же и то же, причем везде
Но и неофициальная тоже не дает повода отдохнуть душой. Немногочисленные оппозиционные сетевые СМИ плотно засижены одними и теми же персонажами. Персонажи пишут на любую тему и по любому поводу. Как правило, это такие, как я их называю, агитки. Вышел очередной безумный закон – залп агиток. Подавляющее большинство агиток нет смысла читать, это попытки эмоционально воздействовать на читателя, не более того. Стандартные фразы сложены в стандартные конструкции, автор отметился на одной теме, и бежит пометить следующую. Искорки нет напрочь, митинговое такое ремесленничество. Это особенно характерно для Каспаров.ру и Эха России, где по поводу и без, торопится просветить массы целая куча народа, не протолкнуться. Мельников, Савельев, Берг, Константинов, Сторч, Ихлов – там их десятка три, пулеметчиков.
Процесс размежевания между патриотами и демократами дошел до логического конца. Патриоты пишут для самих себя и читают сами себя, тем же заняты и демократы. Имперская писанина бессмысленна и отвратительна, либеральная превратилась в пустозвонство. Лучше уж в Твиттере с часик порыться, на те же темы говорят одной – двумя фразами, но часто куда увесистей и глубже, чем агитаторы оппозиционных СМИ своими заметками и статьями.

С такой оппозицией власти и сторонников не нужно

Гуру
Есть ребята типа как посерьезней, тамошние гуру. Вот Пионтковский, например. Он не один, их там целая группа собралась, конспирологов и демонологов, во главе с Фельшинтским, Пионтковским и примкнувшим к ним Григорьянцем. Есть еще Илларионов, собрат Пионтковского по зашкаливающему самолюбованию и вечной ошибочности прогнозов. Князь тьмы, это Путин. Он может тяпнуть по ядерной кнопке в любой момент. Он может наброситься на Европу. Он вообще может почти все. Додумались уже до того, что Путин, это такой глубокий план КГБ по захвату Запада, разработанный еще во времена Андропова, а то и раньше. У имперцев есть прохановы, прилепины, гришины, ольховские и т.п., и у оппозиции есть то же самое.

Эпидемия конспирологий
Страсть к гаданию на кофейной гуще, придумыванию столь же бессмысленных, сколь и бесчисленных, «версий» различных событий и их подоплеки, эпидемией охватили оба стана, и имперский, и оппозиционный. Меня моя работа профессионально научила отличать гадание от анализа. Есть ситуации, когда предполагать, что произошло и чем произошедшее было вызвано, бессмысленно из-за ограниченности информации, вроде гаданий о содержимом чемодана Керри. Есть ситуации, когда факты допускают наличие строго ограниченного числа версий, и тогда есть предмет для разговора. И наконец, есть ситуации, когда имеющиеся факты позволяют прийти к одной и только одной версии, даже если официоз или иные заинтересованные стороны пытаются эту версию опрокинуть.
Оппозицию, как и ее противника, отличает также любовь к обсуждениям и вынесению приговора решительно по любому поводу, вне зависимости от знания предмета. Не знаю насчет других вещей, а вот когда дело касается судоходства, любительство судей и аналитиков режет глаза. Полагаю, то же можно сказать и о других сферах.

Гуру за базар не отвечают
Меня сильно раздражает у Пионтковского и многих других публицистов из стана демократов приблатненный жаргон, который они направо и налево используют. Все эти «опущенный», «ответишь за базар», «паханы», «прилетела ответка», «крыша», «отбить бабло», «нагнуть», «поиметь», беспрерывные коверкания путинской фамилии в потугах на остроумие, идут визгливой и фальшивой нотой, просто не дающей возможности прочитать написанное. Еще одним любимым словечком оппозиции стало почему-то изнасилование. Путин изнасиловал Россию, Янукович Украину, КС Конституцию, список изнасилований очень большой. А в стане патриотов очень любят анально-оральный секс, то есть настолько любят, что других видов секса они категорически не признают, а может даже, и вовсе не знают (что дает некоторую надежду на их, патриотов, постепенное вымирание из-за невозможности размножаться). Баталии в сети превращаются в какие-то разнузданные сексуальные оргии, куда там камасутре. Да вы что, ребята, совсем ебнулись? С сексом у вас проблемы? Сходите к врачу, или к хорошей гетере. Нет уж, глядя на вас, я, если приспичит крепко выразиться, сохраняю верность старому доброму, куда более приличному и уместному, мату. Сексуальные фантазии уместны в порно, а жаргон в устах шпаны.

Запад все делает не так
Еще одна очень раздражающая, и донельзя глупая, сторона оппозиционной публицистики, сближающая ее с публицистикой патриотов-имперцев, это страсть критиковать и поучать Запад и Украину. Запевалами у наших демократов выступают пламенный Пионтковский и уставшая от бестолковости западных лидеров Лилия Шевцова. Дровишек подкидывают Илларионов и другие. Запад все делает не так. Надо по нашим светочам, резко, решительно, быстро. Президент или премьер должны позвонить и дать команду, соответствующие структуры отреагировать, а СМИ немедленно начать кампанию. Я развожу руками. Они ж политологи, они ж большие ученые, то есть по идее, они должны иметь привычку, или склонность, думать и анализировать.
Они что, не видят, как они сами себе противоречат? Они требуют от западных лидеров именно того, за что критикуют Путина и его режим. Унтер-офицерской такой схемы они требуют от Запада – всем выслушать команду, разобрать из козлов винтовки, выстроиться и марш-марш вперед, уничтожать путинскую угрозу миру и демократии. Демократия потому и демократия, что в ней эти казарменные мечты наших либералов не срабатывают. Там куча интересов, мнений и противоречий, и без серьезной раскачки, иди речь хоть об угрозе инопланетян, Запад и демократия, просто не могут. Это может быть плохо и иногда очень опасно, но иначе демократия не может, иначе она не демократия, а что-то другое. Так устроены мир и люди, понимаете, политологи?
Это не про нас ведь сказано, «медленно запрягают но быстро едут», это Россия приписывает себе, по своему обыкновению, то, что отродясь не ее. Это Запад медленно запрягает, так медленно, что иногда опаздывает, но уж если запряжет, то рвет вперед птицей-тройкой. А вот Россия, та как раз запрягает очень быстро, тяп-ляп, на авось, рвет с места и тут же падает в канаву, или застревает в луже. Да и едет, как правило, не туда, куда надо, а куда едется, желательно под горку.

Есть еще одна сторона этого поучительства, которая нашим мудрецам, видимо, и в голову не приходит. Кому вы советуете, и кто вы, собственно, такие, чтобы кому-то что-то советовать? Что вы такого сделали или построили, чтобы иметь право поучать? Вы выходцы из страны, вечного лузера, бредущей от одной катастрофы к другой. Можно просто из чувств приличия и скромности промолчать и не лезть со своими поучениями тем, кто далеко обогнал нас во всем, в том числе построении разумного общества? Попросят у вас анализ ситуации и вашу оценку рисков и вариантов, дайте. Но не лезьте указывать, что и как надо делать, или не надо. Рылом не вышли, если откровенно.
И отстаньте вы от Украины, бога ради! Украина решила сама за себя, какой дорогой ей идти. Как она идет, и куда придет, это ее дело, но она идет, и во всяком случае, идет в правильном направлении. Если она слушает советчиков с Запада, так это потому, что у них есть, чему поучиться, у них за спиной результаты их труда, их страны, ведущие за собой весь мир. У вас-то что за спиной, любители поучать других?

Профессор конкретно предлагает
А вот еще один признанный мыслитель, Владимир Пастухов, профессор-политолог из колледжа при Оксфорде. Тоже много пишет. И очень профессорски, с «практическими плоскостями», «ремарками», «дискурсами», цитатами великих и прочими атрибутами писанины настоящего профессора-политолога. Я прочитал пару-тройку его статей, и дальше уже не читал. Смысл его статей в том, чтобы читатель понял главное, а оно в том, что их писал профессор при колледже при Оксфорде, знающий много мудреных слов, и умеющий складывать их в предложения. Другого смысла я там не увидел.
Но одна из его последних статьей была посвящена решению проблемы Крыма, как-то не смог пройти, уже чувствуя, что я там увижу.
Я это статью (любая статья Пастухова, впрочем, не выдерживает критики) отдельно разделаю, она того стоит. Главная идея статьи, ради чего она писалась, и была опубликована на сайте Открытая Россия (проект Ходорковского, который как известно, готов воевать за империю с автоматом в руках), в том, что с Крымом надо очень осторожно, возвращать Украине нельзя, держать у себя тоже нельзя, сделать его отдельным тоже не получится, в общем надо осторожно, не сплеча рубить. Так что делать-то?
Перевожу на нормальный язык: надо не злить имперцев, и перетягивать их на сторону либералов тем же, чем их привлекает путинский режим –национализмом и имперством, и делать ему уступки, в частности в виде Крыма. Пастухов и подобные мыслители, которых много развелось на унавоженной Ходорковским и другими полянке, не могут говорить в лоб, открытым текстом. Они очень по ученому, по профессорски, виляют хвостами, отнюдь не белыми и пушистыми, пытаясь угодить и нашим, и вашим. Благо критиковать мэтров некому, уж куда там, если Пастухов в любимцах у БиБиСи, Радио Свобода и кучи других СМИ, почитаемых либералами.

Оппозиция как зеркальное отражение имперцев
Наша оппозиция превратилась в зеркальное отражение своего оппонента. Пустая болтовня и утопические проекты, разборки между собой, очень вольное обращение с фактами, поверхностный (мягко говоря) анализ, и при этом верхушка оппозиции и ее СМИ, в каком бы виде они не были, плотно оккупированы одними же и теми лицами. «Социальных лифтов», об отсутствии которых в реале так любит сожалеть оппозиция, нет и у нее. Холостым выстрелом прошел в Балтии недавний форум оппозиции – те же лица, те же речи, то же бесплодие.
Вполне, впрочем, возможно, что близящийся крах, экстремальные условия развала, вызовут к жизни новых людей и какие-то жизнеспособные идеи и предложения. Но однако, те немногие, кто категоричен и принципиален до конца, и называют вещи своими именами, прежде всего Каспаров, воспринимаются оппозицией, как радикалы. Необходимость люстрации, дерашизации по примеру денацификации, декоммунизации, немедленного и безоговорочного возврата Крыма, ряда других радикальных мер, заменяют трескотней о необходимости судебных, налоговых и прочих реформ, то есть продолжением следования в тупик, так как никакие реальные реформы невозможны без капитальной переделки фундамента.

Возможно, любые реформы уже бессмысленны

Почему-то никто не задумывается о том, что будет делать огромное количество т.н. «силовиков» и «правоохранителей», собственно армии, армии МВД, армии МЧС, армий ФСБ, табунов ненужных в реформированных госструктурах чиновников. В стране выросло уже целое поколение донельзя развращенных режимом людей, стремящихся сделать карьеру во власти или госкорпорациях, и готовых ради «успеха» на все. Чем все эти миллионы дармоедов займутся? А они ведь привыкли к хорошей, или хотя бы сносной, жизни. А многие из них обучены насилию, любят насилие, и ничего, кроме насилия, не знают. Чем они займутся, пойдут переучиваться на нормальные профессии? Кто-то пойдет, но далеко не все, не большинство. Чем займется невостребованное в нормальном обществе с нормальной экономикой большинство нынешних паразитов? А чем буду заниматься банды кадыровских орков, которых по слухам, уже не меньше, чем на три Диких дивизии хватит? Не забудем и про обычный криминал (которого в России слишком много для того, чтобы страну и общество можно было назвать морально здоровыми), от организованного до уличного. Он тоже никуда не делся, и меньше его не стало. Не забудем маргинальные слои общества, а там тоже счет на миллионы.
Проблема огромного количества ненужных и вредных паразитов в виде «силовиков» и прочих боевиков, в виде малообразованных и ненужных рынку чиновников и офисных сидельцев, в виде обычного криминала, это та проблема, которая может сделать бессмысленными какие-либо реформы вообще, просто потому, что эта паразитическая масса возможно, переросла некий критический уровень, при котором общество и страна могут сохранять стабильность. Мы видим, к чему это может привести и чем кончиться, на примере Донбасса, или ряда стран Африки. Эта масса пока кормится достаточно, чтобы не сорваться с цепи и не наброситься на население. Что будет, когда нефтяная кормушка иссякнет окончательно?

Ладно, предположим грянуло, власть парализована, экономика в руинах. Дальше что? Ведь понятно, что никакие кардинальные реформы невозможны без наличия у реформаторов реальной силы, грубой физической силы. Россия, к сожалению, такая страна, в которой для удержания у власти, и тем более, реформ необходимо иметь за собой нечто боеспособное, в большом количестве, в противном случае ее захватывает хаос.
Не знаю, о чем думает большинство оппозиции и как оно себе это представляет. Полагают, что главное дорваться до кабинетов с телефонами-вертушками, дальше само пойдет? Если они начнут проводить те реформы, которые единственно необходимы, их сметут в пару дней, недель максимум. Некому их поддержать. А Россия неизбежно превратится в Дикое Поле, см. Донбасс, см. Африку.

Взамен серьезных, ключевых вопросов и проблем нам подсовывают пустую болтовню о «реформах», из уст штатных болтунов, мовчанов, пастуховых, иноземцевых, потапенок и прочих подобных, см. выше. Нам подсовывают «борьбу с коррупцией» в виде огромных статей, похожих на тома уголовных дел, и столь же читабельных. Нам подсовывают драматический конфликт в стане официально разрешенной оппозиции – объединяться им там или нет, перед грядущим выборным фарсом.
Есть Каспаров, Шендерович, Рыклин, Яковенко, Сатаров, есть достаточно много тех, кто проходит незамеченным, в тех же соцсетях, с серьезным анализом ситуации от конкретной отрасли, до общества в целом. Но не они делают погоду.

Путин как закономерность
Оглядываясь назад, начинает казаться, что приход к власти Путина был закономерностью. Его привели к власти кулуарные, подковерные разборки в кремлевском бардачке дьявола, результат компромисса между различными группировками. Случайностью был конкретно Путин, но мог быть кто угодно, любой бы подошел, там путиных вагон и маленькая тележка. А какими были иные варианты? Были выборы, демократия, с очень большой вероятностью прихода к власти зюгановых или жириновских, что в конечном итоге, привело бы ровно к тому, что имеем сейчас. Общества не было и нет, и в этом, видимо, главная беда.

Россия изжила себя?

Агрессия против Украины, кстати, стала какой-то точкой невозврата, спусковым крючком для процесса разоблачения исторических и нынешних мифов о России. Я много читал и читаю, о многом догадывался, чувствовал или допускал, но открывшийся ящик исторической Пандоры меня можно сказать, потряс. Что ни возьми, то на деле, не соответствует тому, чему нас учили и о чем нам победно трубили. И миф о 28-ти панфиловцах, это даже не цветочки, эта так, маленькая шалость, по сравнению с другими историями о том, чего на самом деле, не было, или было совсем не так.
Я писал это еще до новости о том, что наш многогранный президент взял руководство государственными архивами под свое управление. Дело тут не в том, что ему там видите ли, надо подчистить следы своих сомнительных деяний. Дело в том, что публикации архивов без прикрас и купюр, со времен Киевской Руси и до нашего времени, просто-напросто разрушат картину мироздания ватника обыкновенного среднестатистического. Россия окажется вовсе не тем, чем она, как его учили, была и является. Ледяной душ после горячечного бреда, вызванного постоянным употреблением наркотиков от мединских, стариковых, пикулей, Никоновых и многих, многих прочих, может привести к непредсказуемым последствиям.

Складывается тяжелое ощущение, что Россия бесплодна от корней до верхушек, от правящего режима до пытающейся ему противостоять оппозиции. Возможно, Россия просто изжила себя, выгорела, растратилась на бесконечные преступления как против самой себя, так и против окружающего мира. Очень не хочется катастроф и потрясений, развала и распада. Но ежедневные новости России все сильнее говорят об их неизбежности. Такая страна не имеет права на существование.
 

Войтенко Михаил
Апрель 2016

 
Поделиться