Maritime Bulletin www.odin.tc
Крым и Севастополь. Небольшое исследование большой глупости.
что же это за сокровище такое, из-за чего большинство российского общества потеряло всякие остатки разума, радуясь «нашему Крыму»


Предисловие

Предлагаемый вашему вниманию материал по Крыму и Севастополю необычно большой, разбит на три статьи, по истории; по экономике и по впечатлениям от севастопольцев и крымчан. Зачем спрашивается, я ворошу палкой эту кучу не буду уточнять чего, ведь в ответ можно получить очень много вони, в том числе вредной для здоровья. Может, и смысла особого нет, потому что скорее всего, уже в ближайшее время мнения подобные моему будут в России не преследоваться, а требоваться. Не знаю, просто накипело, и лично для меня все дело заключается не в Крыме и Севастополе, а в моем Дальнем Востоке. Я не имперец, конечно, но я патриот. Мой патриотизм не распространяется на всю империю, он у меня местечковый. Я люблю такое местечко под названием российский Дальний Восток, небольшое совсем. Европа поместится, а вот США уже нет, в наш ДВ не влезут. Однако мое местечко достаточно большое для того, чтобы Крым с Севастополем на его карте просто затерялись, если их туда для прикидки закинуть.
Россия гибнет. Кому-то все равно, кто-то радуется, кому-то очень этой гибели не хочется. Мне, например, очень не хочется. Не потому, что я люблю империю, а потому, что я люблю Дальний Восток. Раньше я, как и многие на Дальнем Востоке, предполагал и даже мечтал о создании или восстановлении Дальневосточной Республики ДВР. В Сибири мечтают о независимой Сибири, на Урале о независимом Урале, и так далее. Разговорчики о сепаратизме ныне уголовно преследуются, однако и разговорчики эти, и мысли и идеи, от запретов не исчезли, скорее наоборот. Они ждут своего часа, и ждать осталось недолго.
Однако я давно уже перестал мечтать о независимой ДВР, потому что понял утопичность идеи. Или скорее, не утопичность, а трагичность. Нравится мне это или нет, но на ДВ нет населения, способного стать нацией, страной. Не то качество. Если на осколках российской империи образуется ДВР, она немедленно станет добычей чего-нибудь типа наздратенко-дарькина, ставленников бандитов всех мастей, от силовиков до криминала. И получится в результате даже не банановая республика, а нечто вроде Нигерии или Зимбабве. Будут грабить до упора, и по факту станут чьим-нибудь протекторатом или «автономией», скорее всего нашего большого друга и брата, если он сам к тому времени не развалится. Получится, в общем, нечто вроде новороссии. Главная причина такого возможного исхода событий – отсутствие на ДВ общества ответственных граждан, способных отстаивать свои права и контролировать власти. Население есть, общества нет, увы.
Российская империя не смогла колонизовать ДВ до стадии появления там ответственного общества, не смогла стать прогрессором. Возможно, во всем этом, в обреченности ДВ и грядущем поглощении его Китаем, и есть историческая справедливость. Главным виновником конечно, стала «революция» 17-го года, приход к власти большевиков, и преступная, совершенно лишенная какой-либо ответственности перед настоящим и будущим страны, политика СССР и коммунистического режима.
Единственный, на мой взгляд, шанс ДВ остаться российским (или европейским, если угодно), заключается в пребывании его в составе России, то есть в целостности России, за вычетом из нее некоторых территорий. У России с начала нулевых шансов сохранить целостность становилось все меньше, а с «возвращением» Крыма, стремительным падением стоимости нефти и углублением экономического и политического кризисов шансов и вовсе практически не осталось. Но всегда есть надежда на чудо.
Вот поэтому Крым меня и заинтересовал, что же это за сокровище такое, из-за чего большинство российского общества, в том числе и на ДВ, потеряло всякие остатки разума, радуясь «нашему Крыму». Мне хотелось найти ответ прежде всего для самого себя. Что в результате получилось, читайте ниже.
В самых общих чертах получилось очередное недоумение от действий России и имперцев, испоганивших слово «патриотизм» и его смысл. Недоумение простое. Как все везде говорят, в России две проблемы, одна большое количество дураков, вторая плохие дороги. В решении этих проблем Россия пошла, как обычно, своим самобытным путем. Вместо того, чтобы решать проблему дорог, и гигантские средства, бессмысленно и бесполезно похороненные в Крыму, направить на новые дороги и ремонт старых, Россия существенно усугубила проблему номер один, как будто ей своих дураков было мало.
Написал все это скорее больше для себя. Те, кто не приемлет того, что творится сейчас в России, и так все понимают. Те, кто впал в безумие, от моей писанины не придут в себя, их – далеко не всех – приведет в чувства только грядущее землетрясение, которое позже какой-нибудь последыш Путина назовет величайшей геополитической катастрофой. Чувство долга заставило написать, если угодно. И – накипело.
Приношу извинения всем тем крымчанам и севастопольцам, кто изначально не поддался общему безумию, и остался человеком. Мои рассуждения к вам не относятся.
Для удобства снабдил оглавление навигацией, можно сразу перейти к интересующей вас теме.


Оглавление


Крым и Севастополь: взгляд в историю.
Я не понимаю исключительности полуострова и более общо, помимо военного аспекта, не понимаю исторически и экономически. В чем, блин, эта исключительность заключается?

Крым и Севастополь: экономика убита, перспектив нет.
Вся русская сатирическая литература воплотилась в том, что ныне творится в Крыму.

Севастополь и Крым: облико морале.
У меня, если угодно, классовая неприязнь к патриотам севастопольского-крымского разлива и крепости.


Крым и Севастополь: взгляд в историю.

«Еще днем вереница людей тянулась к горе Гасфорта – новой Мекке патриотизма»
Из какого-то патриотического СМИ в связи с патриотическим шоу в районе горы


Я никогда не был в Крыму и Севастополе, и никогда не горел желанием, даже в краснознаменные годы советской власти. Как у многих дальневосточников, не лежала душа. Да и сомнительное удовольствие отдохнуть в Крыму было не дешевым тогда, и стало еще дороже сейчас, то есть для среднестатистического дальневосточника оно попросту недоступно.
В пионерские школьные годы я был отчаянным патриотом-имперцем, и до сих пор помню, как страстно хотелось «возвращения» Аляски, Гавайских островов и Калифорнии. Меня погубили страсть к чтению, привычка думать, сравнивать и анализировать, и неуместное для строителя коммунизма и имперца нездоровое любопытство. Если бы не эти мои пороки, так бы до сих пор и оставался на уровне пионера 5-7-х классов, верного империи и высоким идеалам – в смысле тем идеалам, которые актуальны на данный момент, и мудро назначены таковыми нашим богоданным, или следующим ленинским курсом, какая разница, начальством. И хорошо бы себе жил. И был бы в первых рядах борцов за святое дело построения атеистического коммунизма или наоборот, построения православной российской империи – по факту все равно одно и то же получается, с одним и тем же финалом. Но первые ряды борцов хорошо оплачиваются. Скоро, правда, все это рухнет, и недоделанная или недоломанная империя отправится наконец, на свалку, но погулять напоследок можно было на славу, как гуляют многие нынешние строители коммунистического православного величия, и всяких расцветок рыбки-прилипалы, угождающие и нашим, и вашим.

Но однако, даже в звонкие горнистые и барабанистые пионерские годы в отношении Севастополя мои чувства были смятенными и противоречивыми. Одно чувство вообще определению не поддавалось, и не имело видимой причины. Что-то отталкивало в этом водопаде героизма и мужества. Больно их было много, героизма с мужеством. До приторности много. Я любил и люблю сладкое, в том числе зефир. Знаете, вот есть удачный зефир, в меру сладкий и в меру ароматизированный. А есть неудачный, приторный до такой степени, что невозможно его жрать. А есть еще естественное недоверие к скажем, человеку, который только и делает, что рассказывает всем вокруг о своем мужестве, о мужестве своих предков, и о святости своих квартиры, дачи и гаража.

Вот отрывок из книги одного из многочисленных воспевателей Севастополя:
Я не знаю еще ни одного человека, который, побывав хоть один раз в Севастополе, не сохранил бы о нем самые яркие воспоминания. И дело здесь вовсе не в том, что город расположен на берегу теплого моря, ведь курортных мест у нас не счесть! Отношение же к Севастополю совершенно иное, оно возвышенное и восторженное. Сколько себя помню, но всегда, подъезжая к Севастополю, испытывал какое-то особое, ни с чем не сравнимое чувство, у меня начинало учащенно биться сердце, а в горле стоял ком от предчувствия скорой встречи с этим городом. И это неслучайно. Севастополь обладает особой аурой. Загадками окружена и вся история Священного города.

Все советское время нас силком заставляли испытывать возвышенное и восторженное. Чтобы сердце билось, как после забега с барьерами, а в горле стоял комок, как после перепоя. Волгоград – комок в горле. Ленинград – учащенное сердцебиение. Москва – судороги и пена. Брест, Севастополь, Смоленск, Курск, Малая Земля, Новороссийск – ну какое сердце бы это выдержало? В конце-концов, везде, по всем городам и весям, понастроили вечных огней и приказали испытывать комок в горле у бетонных чудищ, памятников, где бы они не стояли.
При всем избытке восторгов и преклонений, Ленинград отличала суровая немногословность, трагедия блокады забивала неуместную, оскорбительную театральность совдеповского патриотизма. Москва тоже знала меру, но в силу своего столичного статуса принимала излишки славославий, как должное. Не особо выпячивались и прочие. И только Севастополь выделялся неумеренными восхвалениями и зашкаливающим пафосом.

Есть физиология человека, нечто, данное природой. Есть его психофизическое состояние, не поддающееся приказам. Экзальтацию и возвышенные чувства я испытывал довольно часто, когда бегал на первые свидания с любимыми девушками. Последующие свидания были уже не столь возвышенными и волнующими, вплоть до полного исчезновения восторгов и нетерпения. Так уж человек устроен. Не может он постоянно находиться в возвышенном состоянии, если он не дебил со слюною изо рта. Это несвойственно его природе. Однако родина, партия и правительство требовали от нас именного этого. И получили закономерный результат – полное отторжение. После развала совдепии казалось, что с этим псевдо патриотизмом покончено. Но не тут-то было. Ура, мы снова здесь, в краю непуганого героизма. Опять требуются сердечные приступы и позывы к рвоте от этих «комков в горле». Опять все делают вид, что они пребывают в возвышенном состоянии, как только они попадают в назначенное быть священным место, или по священным дням, или просто когда начальство прикажет.
Не знаю насчет наркотиков, не мое, но судя по рассказам, возвышенного состояния можно достичь, если от души ими нашпиговаться. Можно из экстаза не выходить вовсе, был бы достаточный запас дури. Можно возвышаться и с помощью водки, до слез и полной отключки. И тоже постоянно, было бы пойло. Но нормальный, трезвый и здоровый человек способен к экзальтации крайне редко, а если же он впадает в экзальтацию направо и налево, по каждому щелчку чьи-то пальцев, то вряд ли он нормален и психически здоров. И если государство требует от человека постоянных глубоких, возвышенных и священных чувств, то значит, что-то сильно неладно с государством. Нельзя требовать от человека невозможного, чего-то, что противоречит его природе, его устройству.

Помимо излишков героизма, Севастополь отличала еще одна особенность, удивлявшая меня в пионерские годы. Севастополь не выстоял ни в одной известной истории осаде. Начиная с древних времен и вплоть до 20-го века его захватывали все, кто попадал в Крым, начиная с гуннов. Сначала это был Херсонес, потом его славные традиции унаследовал и умножил Севастополь. Известна только одна осада, которую он выдержал, устоял и не сдался. Это осада известных событий начала 2014-го года, когда город-крепость, он же город-герой, осадили несметные полчища духов и привидений, от бендеровцев с бандеровцами и правосеками до восставших из могил легионов СС и УПА. Они – никто, ни даже в единственном экземпляре – так и не материализовались, что конечно, никак не может умалить очередной подвиг. Скорее наоборот. Севастополь является наверное, единственным городом в истории человечества, который победил призраков. Никто другой этим похвастаться не может.

Мне, когда-то пионеру, помнится, было обидно и непонятно. Как же так, такой весь героический, и что ни война, то сдача. На моем Дальнем Востоке есть такой город, называется Петропавловск-Камчатский. Его тоже осадили, те же англо-французы, которые осадили Севастополь, и в то же время, в 1854 году. Петропавловск отбился. Ну да, конечно, масштабы нападавших было не сравнить, но масштабы оборонявшихся как-то это все уравнивали и делали сопоставимым. Впритык к Севастополю была вся главная Россия, а за спиной петропавловцев были только камчатские медведи. Петропавловск был на другой планете, с учетом возможностей и техники того времени. Но выстоял. И два единственных российских военных корабля на Камчатке почему-то не потопились, а приняли участие в обороне, и ее пережили.
Дело тут не в количестве героизма на душу населения, дело в том, что Петропавловск не объявляет себя генератором мужества и сакральнейшим местом из всех сакральных, и не предлагает возить к себе молодежь со всей страны, чтобы учить их, щенков, патриотизму. Петропавловск несет свою славу скромно и с достоинством, а ведь для англичан и французов камчатское поражение было изрядным конфузом. Захват Севастополя и уничтожение черноморского военного флота России конфузом не были, война в целом признана англо-французской викторией.

Я пытался понять, зачем Россия вообще развязала эту Крымскую войну, и что, кроме позора поражения и унизительного мира она из войны вынесла. Понял, что Николай Первый и православие хотели что-то там отстоять в Палестине, какие-то ключи у кого-то отобрать, ради вящей духовности. Хотели помочь страдающим под игом басурман, турок то есть, братьям-славянам. Братья-славяне при этом, обещая всяческую России помощь, почему-то так ее и не оказали, сильно расстроив царя. Ну и конечно, очень хотелось все того же, вековечной мечты – захвата Стамбула и проливов, Босфора и Дарданелл. Все российские имперцы-патриоты буквально зациклены на Константинополе и проливах. Многие имперские историки полагают и доказывают, что и в Первой Мировой главной целью России были именно они, и Сталин туда же целил. Почему в них заключаются счастье России, ее мечта и ее предназначение, я не знаю. Чем они способны обогатить державу, не могу догадаться.

На самом деле, Россия от Крымской войны своим поражением только выиграла. Отменили крепостное право, начали наконец, модернизироваться и подготовили почву для мощнейшего рывка страны в конце 19-го – начале 20-го веков. Но если верить тому, что утверждают имперцы, и что главной целью России в Первой Мировой был захват проливов и Стамбула, то получается, что как раз это стремление и стало для империи смертельным. Первая Мировая принесла в страну большевиков и всё последующее. И за каким спрашивается, чертом эти проливы сдались, если от них столько неприятностей?

Хватало неприятностей и без проливов, с одним Крымом, который неустанно превозносится и преподносится патриотами как «ключи к Черному морю». Кто значит, владеет Крымом, тот само собой, владеет Черным морем. Поразительное несоответствие этой якобы, аксиомы, фактам и истории.
Начиная с Крымской войны 1853-56 гг. и далее, в ходе всех крупных войн в регионе, владение Крымом ни в одной из них не приводило к «владению» Черным морем, и мало того, Крым и сам, вместе с доблестным Севастополем, неизменно попадал в руки противников России и СССР, за исключением Первой Мировой (до начала Гражданской войны, в ходе которой Крым с Севастополем пошли по рукам и методично, никого не пропуская, занимались всеми участниками этой войны, до них разве что Колчак не добрался). Если связывать владение Крымом и владение Черным морем, то уж скорее, можно сделать вывод, что в военное время владение полуостровом приводит не только к потере владения моря, но и к потере самого полуострова, вместе с героической военно-морской базой.
Потопление русского черноморского флота в ходе крымской войны до сих пор остается спорным. До сих пор там много загадок. Пишет патриотический писатель:

В ночь с 10 на 11 сентября 1854 года по распоряжению А. С. Меншикова и согласно приказу В. А. Корнилова на Севастопольском рейде были затоплены 5 линейных кораблей и 2 фрегата со всей оснасткой, артиллерией и находящимися на них практически всеми запасами. У вице-адмирала Корнилова, чувствовавшего себя тоже ответственным за судьбу Севастополя и Черноморского флота, сложился свой план спасения города, изложенный им на совете: выйти в море и дать бой. Корнилов считал, что при любом исходе сражения обескровленный флот неприятеля не решится на прорыв в бухту, а без его поддержки сухопутная армия не пойдет на штурм Севастополя. И укрепившись в городе, армия Меншикова могла бы защищаться до прибытия подкрепления из России. Как показал ход обороны Севастополя, правильным оказался план князя Меншикова. Всего в Севастопольской бухте было затоплено 75 основных военных судов и 16 вспомогательных, включая шхуны.
http://www.ivb.com.ua/publikatsii/32-morskie-zagadki-krymskoj-vojny


Мне интересно, каким таким образом ход обороны Севастополя, закончившейся сдачей города, показал правильность плана князя? Что было бы, если бы флот дал решающее сражение (а там были разные варианты этого сражения, и отнюдь не самоубийственные)? Ну в худшем случае сдали бы Севастополь. Потеряли бы флот. Так город и так сдали, а флот потеряли. Зато на века оставили сомнительность потопления отнюдь не малой эскадры, без боя, и даже без снятия многих орудий и припасов. С другой стороны, нет такого деяния, которое наши историки и наши пропаганда не смогли бы превратить в героическое. Топили со слезами на глазах, переодевшись в чистое – в общем, как всегда, мы всех переиграли, никто таким мужеством похвастаться не может, куда им, развращенным гейропцам. Потопили даже пароходофрегаты, хотя может быть, имело смысл хотя бы их оставить, уведя куда-нибудь в другое место? Пусть бы они стали рейдерами, с главной задачей препятствовать снабжению союзной армии, а?
Наверное, русских флотоводцев и командующих можно понять. Мне неизвестно ни одно боестолкновение российского парусного флота с английским (если не считать Петропавловска), и вряд ли это случайно. Не рисковали, и правильно делали. Иначе пришлось бы опять удовлетвориться невиданным героизмом, оправдывая поражение коварством врага, численно само собой, многократно нас превосходившего (или если с числом никак, то качеством орудий или парусины, или внезапностью подлой атаки), благо патриоты-имперцы охотно верят любой фантастике, когда речь идет об объяснении поражений (или восхвалении побед).

Пожалуй, самым чистым и наглядным примером того, что владение Крымом отнюдь не означает владения Черным морем, является Первая Мировая война. В ходе этой войны Крым и Севастополь не подвергались осаде и не были захвачены. Южный путь связи с союзниками, через турецкие проливы, имел для российской империи огромное значение, а многие историки утверждают, что жизненно важное. Однако на беду России, в начале войны немецкие тяжелый крейсер Гебен и легкий крейсер Бреслау совершили свой легендарный прорыв в Стамбул, и, как пишут многие историки, сыграли в ходе всей войны совершенно исключительную роль. Мало того, что благодаря этому прорыву и энергии адмирала Сушона Турция вступила в войну на стороне Германии. Немцы сумели в кратчайшие сроки сделать из турецкой армии и турецкого, никем всерьез не воспринимавшегося, флота, серьезную силу. Они не пустили союзников в Дарданеллы и Мраморное море, одновременно не позволив российскому флоту не то, чтобы прорваться в Мраморное море, но даже закупорить Босфор и пресечь турецкое судоходство (а затем болгарское и румынское) в Черном море. А ведь перевозки угля из Зонгулдака в Стамбул имели для Турции и для защиты Дарданелл огромное, иногда решающее, значение!
Против двух современных германских крейсеров и турецкой рухляди, из которой немцы ухитрились сделать весьма достойную силу, Россия имела 7 броненосцев эпохи додредноутов, 4 крейсера, эсминцы и готовящиеся вступить в строй современные линкоры Императрица Екатерина II, Императрица Мария и Император Александр III.
Броненосцы эпохи додредноутов имелись в составе ВМФ всех участников войны, в том числе англичан и немцев, и никто не считал их чем-то несерьезным. 4 305-мм орудия такого броненосца были весьма грозным соперником для 10 208-мм орудий Гебена, а наши броненосцы в одиночку против Гебена не выходили, только соединением, то есть орудий калибра 305-мм было как правило, не менее 16-20. На ближних дистанциях у Гебена шансов не было, он брал маневром. Но даже вступление в строй первого линкора, Императрица Екатерина II, не сделало русский флот хозяином Черного моря, несмотря на постоянно отмечавшуюся немцами точную и кучную стрельбу линкора. Русский флот, таким образом, не сумел в ходе всей войны выполнить задачу-минимум, заключавшуюся в полной остановке какой-либо морской активности враждебных причерноморских стран, и полной блокаде Босфора со стороны Черного моря. Что уж говорить о задаче-максимум, прорыве в Мраморное море и Дарданеллы, и соединении с союзным англо-французским флотом. Однако при этом не было Цусимы и гибели крупных кораблей, Севастополь и Крым не были сданы, не прерывались ни торговое судоходство, ни военные перевозки. Это, видимо, и следует считать реальным боевым уровнем русского военно-морского флота на тот период – относительно равное противостояние соединения нескольких броненосцев и крейсеров с большим количеством эсминцев и кораблей помельче, против пары немецких крейсеров и нескольких кораблей турецкого флота. Механический подсчет явно, с большим преимуществом, в пользу российского флота. Реальный, с учетом превосходства немцев в качестве и выучке, уравнивает простое численное превосходство.
Мне не кажется, что это было чем-то очень унизительным, такова была реальная сила русского флота, и при этом, она крепла. Был потенциал роста, полностью, под корень истребленный большевиками и любимцами гордых нынешних севастопольцев, товарищами Лениным и Сталиным, что нашло блестящее подтверждение в ходе следующей великой войны, Второй Мировой.

Захват немцами Крыма и Севастополя в ходе Второй Мировой, равно как и действия советских армии и флота, действительно потрясают. Я не буду сильно вдаваться в цифры, любой интересующийся сможет легко найти их в Интернете или в пока еще не уничтоженных исторических исследованиях, появившихся в коротенький период относительной свободы в России, в те самые лихие девяностые и небольшой кусок нулевых. И просто при взгляде на цифры, если у любопытствующего мозги не заросли плотным жиром ура-патриотизма, неизбежно возникнет вопрос – как такое стало возможным. Как при таком численном преимуществе во всем, от живой силы до всех видов техники, можно было просрать и Крым, и Севастополь. Ответ только один – это стало возможным благодаря выдающимся полководческим талантам окружавших гения всех времен товарища Сталина, генералов, адмиралов и маршалов. И благодаря созданной лично товарищем Сталиным и большевиками системе, конечно. При царской России такое было бы невозможно, да такого и не было.
Черноморский флот, это и вовсе песня. Остается только руками разводить, пытаясь выяснить главное, с кем же он воевал. От кого нес такие тяжелые потери, что товарищ Сталин, наконец, личным указом разогнал все крупные корабли по портам кавказского побережья, и запретил выходить в море. Чтобы хоть что-то уцелело.
Неизбежно приходишь к выводу, что противников было два. Несколько десятков немецких самолетов (даже не сотен) и мины, чужие и свои, причем от своих погибло видимо, никак не меньше, чем от вражеских. Не было в Черном море немецких кораблей. В 42-м и позже перевезли по жд и собрали несколько катеров, десантных самоходных барж и небольших, прибрежного плавания, подводных лодок. Ах ну да, был еще итальянский отрядов подводников. Против советских линкора и тяжелых крейсеров, кучи эсминцев, нескольких лидеров, табуна ПЛ и многого прочего, по мелочи. Если бы в Черном море оказался каким-нибудь чудом Принц Ойген скажем, уж не говоря о Шарнхорсте или Тирпице, то от Черноморского флота не осталось бы и того, что от него к концу войны осталось.
По сути, вся советская черноморская армада выполняла два вида боевых действий – использовалась в качестве транспортов и сопровождала транспорты в качестве ПВО, и время от времени, весьма и весьма бездарно, обстреливала занятый противником берег.

Вот многие военные историки критикуют совдепию за то, что она не ставила на крупные корабли зенитной артиллерии в достаточном количестве, с учетом боевых возможностей авиации. Немного неправильно они пишут. Боевые действия в Атлантике и на Тихом океане убедительнейшим образом продемонстрировали, что даже если превратить корабль в одну сплошную зенитную батарею, при отсутствии прикрытия с воздуха его это не спасет. И не спасало. Никого. Ни немцев, ни англичан и американцев, ни японцев. Вот почему каждый выход к осажденному Севастополю или вражескому побережью крупного военного корабля превращался в смертельный номер и русскую рулетку. Флоту надо было в первую очередь, и в последующие тоже, обеспечить надежное прикрытие с воздуха. Самолетов в морской авиации ЧФ было более, чем достаточно. Куда они делись, лично я не понимаю. И большинству историков это тоже до сих пор непонятно. Флот остался без прикрытия, и получилось то, что получилось.
Не было в Черном море ничьих вражеских вымпелов, если не считать таковыми 4 румынских эсминца, благоразумно державшихся вблизи своей базы. Гуляй, не хочу. Но не получилось. Да ведь и судоходства чьего-то существенного, каких-то стратегических морских путей снабжения немецкой армии, тоже не было. Кого топили советские подводные лодки, это такая же загадка, как и исчезновение морской авиации. Победы выдумывались, но не все. Кое-что действительно топили – все, что подвернется. Шаланды, полные кефали и пустые, шхуны, всякую мелочь. В числе прочего потопили вблизи Босфора и шхуну с беженцами-евреями.
А вот когда действительно, появилась крупная добыча в больших количествах, флот и авиация почему-то растерялись, и немцы очень успешно эвакуировали гарнизон Севастополя, причем вывезли не только большую часть гарнизона, но и немалое количество гражданских, тех, кто не хотел вновь оказаться под советской властью, а таких было много, не только в Севастополе. Вспомним про исход казаков, и подлую выдачу их мордору-совдепии союзниками.

Задним числом глядя на ход войны на Черном море, понимаешь, что вполне хватило бы соединения быстроходных транспортов, флотилии десантных самоходных барж, нескольких эсминцев и подводных лодок, небольших кораблей ПЛО и тральщиков, ну и пары-тройки мониторов или просто плавучих батарей, для обстрелов побережья. При главном условии наличия действенного, качественного воздушного прикрытия. Боевые действия и основные маршруты перевозок проходили вдоль побережья, то есть обстановка для истребительной авиации была просто идеальной. Но из-за отсутствия авиации приходилось уходить как можно дальше в море, все равно рано или поздно возвращаясь к побережью, в зону действия немецких самолетов. Пришлось использовать в качестве транспортов подводные лодки, с понятной эффективностью. Пришлось срочно выгонять из Севастополя, еще до осады и сдачи, все крупные корабли, ибо топили, прямо у пирсов. Так почему же ее не было, авиации этой? Вот бы на какой вопрос ответить. Да и на многие другие.

Падение Крыма и Севастополя стали очередной черной страницей в истории войны. Как по бездарности поражения при обороне от неприятеля, существенно уступающего в численности и вооружении, так и конечно, по позору оставления Севастополя. Начальство сбежало, всех остальных просто бросили.
Вообразите себе Нахимова и Корнилова, улетевших на птицах-тройках в Петербург, и тепло встречающего их Николая Первого. У меня не получается. То, все-таки, были царская Россия и русский, не советский, флот. Там было понятие чести.
Но у нас, в нашей удивительной истории, эта эпопея стала «одной из самых ярких страниц, показавших героизм советского народа и его мужество». Севастополь с Крымом были объявлены «символом мужества и героизма», перед которым в восхищении склонился весь мир. Немцы отмечали стойкость защитников Севастополя, да. Но чтобы весь мир, и до сих пор, такого не видится. И потом, вопрос – чем и как оценивать результаты данной кампании или сражения? Достигнутыми результатами, или героизмом? И почему самым ярким стал именно Севастополь, а под Ржевом и Сычевкой что, меньше полегло в том же году, столь же бездарно и бесполезно?

Труды «правильных» официозных историков отличает унылое однообразие. Скороговоркой про некоторые ошибки командования. Попытка путем передергиваний представить противника сильнее, чем он был. Попытка сбить с толку, отвадить читателя от излишнего копания в теме массой несущественных деталей. И наконец, изобилие героических историй, от многих из которых за версту разит 28 панфиловцами или 5 моряками-черноморцами, то есть чистейшей выдумкой, порождением советской пропаганды.

Про массовый героизм и про профессионализм
Массовый героизм, это вообще-то интересное выражение. В советские времена имела право на хождение и употребление такая вроде как аксиома – героизм, это почти всегда следствие чьей-то халатности и некомпетентности. Однако конечно, ко Второй Мировой эту формулу не прикладывали, потому что мгновенно возникали нехорошие догадки и неудобные вопросы. Потому что массовый героизм солдат мог означать только одно – массовые преступные халатность и некомпетентность как высших командиров во главе с вождем, так и системы в целом. Отношение к героизму разное, на Западе, в том числе и Германии, оно одно, а в СССР-России и прочей азиопщине совсем другое. Западный героизм связан главным образом с выдающимися боевыми результатами военных, достигших вершин профессионального мастерства, и творивших казалось бы, невозможное. С голой грудью на танки и под танки, с лопатой на автоматчиков, этого в западных исторических трудах и мемуарах практически нет, разве что в виде курьеза. У нас под героизмом подразумевается главным образом именно это – гибель в попытке остановить врага, потому что иначе не получается. Почему не получается? Потому что нет требуемого оружия, или поставлены в такие условия. Почему нет оружия и откуда такие условия, зачем надо непременно умирать? Тут наши верноподданные историки дружно умолкают. Потому что если копать дальше, то вся стройная и такая героически-назидательная версия войны и победы рассыпается в прах, и сквозь разодранные гнилые декорации лезут оскаленные рыла упырей в усыпанных звездами погонах, во главе с двумя главными упырями, товарищами Жуковым и Сталиным. Собственно говоря, с какой стороны к нашей версии войны не подойди, где ни копни, она тут же разваливается. Поэтому близко к ней опять не подпускают, слишком любопытным опять, как в старые добрые времена, грозит срок.

Массовый героизм, если оценить его статистически, является выдумкой, мифом, очередным творением советско-российской пропаганды. Большинство погибших и раненых на передовой просто-напросто не имели возможности совершить подвиг, и получить удовлетворение хотя бы тем, что перед смертью они убили хотя бы одного врага. Тому есть несколько причин. В массе своей наши пополнения были необученными, гнали всех подряд, особенно когда где-то поджимало, или когда реализовывался очередной гениальный план разгрома ненавистного врага. Очень часто они были не только необученными, но и плохо вооруженными, иногда и вовсе безоружными. Про бессмысленные и беспощадные советские атаки в мемуарной и исследовательской литературе написано достаточно много, это одна из самых позорных и трагических страниц в истории войн и истории СССР. Немецкие пулеметчики, укладывая атакующих волну за волной, сходили с ума, в прямом смысле. Они не могли понять и принять разумом такое отношение к солдатам, к людям. Наши полководцы с ума не сходили.

Известно, что в первом бою человек слеп, как ты его не готовь. Слишком сильная нагрузка на организм, слишком много стресса. С третьего боя и далее, у человека открывается боевое зрение, он уже боец, а не мясо на убой. Но до третьего боя надо дожить. У немцев, пиндосов и подлейших англичан это подразумевалось как само собой, как нечто, не подлежащее сомнению. Само сомнение в этой аксиоме аксиом военного дела было и остается преступлением. Человека надо тщательно готовить. Затем постепенно, оберегая и направляя, вводить в войну. Тем самым армия получала настоящих бойцов с минимумом потерь. А уж убить закаленного и опытного бойца была весьма и весьма непросто.
Большинство наших потерь именно в этих необученных, да мало, что необученных, еще и просто обреченных бессмысленностью многих атак. Там и у тертых-то было мало шансов, что говорить про необученных новичков. Много ли было шансов у большинства тех, кто был на передовой, совершить этот самый подвиг? Первый бой в большинстве случаев заканчивался смертью или ранением (известное – Ванька-взводный, жизнь на один-два боя). Какой уж тут подвиг.

Потрясающий пример профессионализма и массового, столь любимого совдепией и ее наследницей, нынешней Россией, героизма, был продемонстрирован англичанами в июне 1940 года. Авианосец Глориес и эсминцы Акаста и Ардент нарвались на немецкие линкоры Гнейзенау и Шарнхорст, авианосец был подбит и в конечном итоге, потоплен, не успев поднять самолеты. Акаста и Ардент сделали все возможное и больше для спасения флагмана. Два эсминца на равных бились с двумя линкорами, и будь у англичан в тот день побольше удачи, кто его знает, чем бы все кончилось. Эсминцы погибли. И что вы думаете, англичане сделали из этого подвига символ и прочее что там полагается по нашим лекалам и высокодуховным обычаям? Ничего подобного, совсем наоборот. Англичане до сих пор не прекращают яростные споры о том, почему так получилось, почему авианосец нарвался на линкоры, почему не успел поднять самолеты – в общем, кто виновен в том, что пришлось проявлять массовый героизм.
Таких примеров в истории ВМС Запада и Японии многие десятки. Никто не орет истошно про величайший и неповторимый героизм, никто не бьет себя в грудь – мол, только мы на такое и способны. По каждому эпизоду тщательный профессиональный разбор. Необходимость проявлять героизм воспринимается как недоработка и упущение, ищутся виновные.
Кто-то учит профессионализму, кто-то готовит к подвигу ценой жизни. Учить профессионализму, это дорого и хлопотно, да и сразу это не поставишь, уходят многие десятилетия и поколения. Учить героизму и готовности лечь под танк с бутылкой почти ничего не стоит, если не считать расходы на политруков и кто там ныне вместо них. Потом, правда, ставка на массовый героизм обходится куда дороже. Но наши власти жили, живут и будут жить одним днем. И конечно же, всей историей страны они приучены не ценить жизнь человека (кроме своей, конечно), люди – самое дешевое, что было и есть.

Вот такой простой вопрос есть у любителей истории отечественного флота: каким должен был быть флот и какими его действия задним числом, в ретроспективе? Для того, чтобы оказаться максимально эффективным? Это ж элементарно для военной науки любого вменяемого государства, осмысливающей прошедшие войны и действия ВС. Придумать некий идеал, исходя из того, что мы знаем, что в итоге получилось, и сравнить его с тем, что было в реальности, и делать какие-то выводы. Искать, например, виновных. Искать ошибки и упущения. У нас ничего не ищут, кроме массового героизма. А тех, кто пытается задавать неуместные вопросы, объявляют врагами и пятой колонной. В результате новые войны кончаются новыми (старыми, по той же схеме) поражениями, опять закрываемыми пластырем «массового героизма».

Немного о советской военной истории и о моих знакомых:
Согласно данным, приведенным одним из «историков», вице-адмиралом Сталбо в годы перестройки, советский ВМФ потерял в период с 22 июня 1941 по 9 мая 1945 года один крейсер (видимо, черноморский «Червона Украина»), 1 эсминец, 86 подводных лодок, 15 канонерских лодок, 22 сторожевых корабля, 114 торпедных катеров, 177 малых охотников за подводными лодками, 76 тральщиков и так далее.
Германский флот, уверял он, потерял от ударов советского ВМФ 3 линкора, 3 крейсера, 18 эсминцев, 48 подводных лодок, 42 сторожевых корабля, 22 торпедных катера, 116 малых охотников за подводными лодками, 97 тральщиков и т.д. (!)
После сравнения приведенных им цифр потерь Германии и СССР, Сталбо сделал вполне логичный вывод: «Сравнительный анализ потерь кораблей, транспортов и самолетов противоборствовавших сторон в Великой Отечественной войне позволяет сделать основной вывод: советский военно-морской флот понес меньшие потери, чем флот фашистской Германии.
Но в 1993 году было опубликовано официальное исследование Генерального штаба «Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах», в котором приводились самые последние (в смысле уточнений) и «самые секретные» сведения о потерях советского ВМФ: 2 крейсера, 34 эсминца и лидера, 102 подводные лодки, 36 сторожевых кораблей, 34 канонерские лодки и т.д. Как видим, число потерянных подводных лодок, по сравнению с цифрами вице-адмирала Сталбо, возросло на 16 единиц, сторожевиков — на 14, канонерок — на 19.
Еще более любопытно то, что количество уничтоженных кораблей противника тоже постоянно растет. Журнал «Морской сборник» в номере 5 за 1990-й год (специально к юбилею, 45 лет со дня победы) сообщил, что доблестный советский флот уничтожил 4 германских линкора (раньше речь шла о 3-х), 11 крейсеров (тут сразу 8 кораблей прибавили!), 52 эсминца (добавились аж 34!), 62 подводные лодки (плюс 14) и так далее. Чем дальше в лес, тем больше дров. Потери противника чуть ли не удвоились!
«Большой Флот Страны Советов» И. Дроговоз


То, что публиковали и публикуют советские и российские «историки», вгоняет в ступор. Я кое-что (немало) читал и читаю по войне на море во время Второй Мировой войны. Английское, американское, немецкое и наше. Во время Второй Мировой войны лучшими в мире (хотя и не сильнейшими) были ВМФ Британии и Германии. Они решали между собой свой вековой спор о морском превосходстве. У них разобраны до мельчайших деталей, по косточкам, все операции и столкновения, все корабли. Учтено все вплоть до снарядов и спасательных жилетов. И вот выползают откуда-то некие не знаю как назвать, монстры, и утверждают, что ВМФ СССР потопил 4 немецких линкора. Четыре линкора!!! Все немецкие линкоры были уничтожены англичанами самостоятельно или с участием американцев. Англичане методично и планомерно, очень я бы сказал, мстительно, преследовали вплоть до уничтожения все немецкие крупные корабли, особо – те, кто им чем-то сильно насолил. Советский ВМФ там и рядом не стоял, и не мог стоять, потому что он по уровню своему был неизмеримо ниже германского и английского.
Счастье ВМФ СССР заключалось в том, что германский флот воевал с англичанами и американцами, и что СССР оказался в одной компании с Англией и США. Будь советский ВМФ один на один с Кригсмарине, от него бы, как от советских танковых и самолетных полчищ 41-го года, ничего бы не осталось.

Смотрю на знакомых мне имперцев, прикидываю. Ввожу вводную – они в своей личной жизни вели бы себя так же, как ведет себя их любимая империя. Пытаюсь найти ответ, чего бы они в этой жизни добились. Мои знакомые имперцы все поголовно состоявшиеся люди, кое-чего в этой жизни добившиеся. Кое-кто добился и вовсе многого. Теперь представлю, что они вели бы себя, как империя. То есть они бы совершенно нагло и столь же бессмысленно (ведь ложь видна невооруженным глазом) лгали на каждом шагу и безудержно хвастали, выдавая несуществующее за реальность. Они бы поливали грязью и ненавистью всех своих соперников и конкурентов, и союзников тоже. Они бы обманывали направо и налево, не сдерживая слова или его нарушая, они бы били исподтишка, крали, и сопровождали все это беспрерывными славославиями в свой собственный адрес – какие они духовные, какая у них непонятая душа и как тяжело им, окруженным исключительно врагами. Такие люди, такого характера и типа, в жизни есть. На улице мелкая шпана, или нынешняя российская «элита» начиная с депутатов – но все вокруг знают им цену, и уж чего у них нет, так это уважения и любви окружающих. Мои знакомые не такие, большинство добились всего своим трудом. Если бы они вели себя, как ведет себя воспеваемая ими империя, они бы вряд ли чего добились, за исключением репутации конченых подонков.

Вопрос – почему нормальные и порядочные люди поклоняются государству, которое ведет себя, как последний подонок? Почему они не могут категории личностных суждений и оценок прикинуть на обожествляемую ими империю? Почему?!
Какое может быть отношение к России у других стран, с такой вот российской «историей»? Вы думаете, эти «труды» не читают за границей? Читают. Делают выводы и брезгливо сплевывают. Россию можно (и нужно) побаиваться, необходимо учитывать ее роль в тех или иных процессах, но ее – исходя из того только (не говоря про многое другое), что она вытворяет с историей – невозможно уважать. Ее и не уважают. Ей невозможно доверять. Ей и не доверяют.
Вот КНДР обладает такой же любопытнейшей историей. КНДР в одиночку победила Японию, а потом США. По стопам КНДР и России отправился и Китай, тоже как оказалось, победивший Японию, причем даже без Гоминьдана, не говоря про США, Англию и СССР. Как только в Китае начались проблемы с экономикой, так сразу его история стала героической. Я пробежался по передовицам китайских центральных СМИ перед их парадом победы недавним, слово в слово мы пишем про нас, достаточно КНР заменить на РФ. Великий подвиг, невиданное мужество, исключительная роль, не имеющая аналогов духовность…
Ждем в клубе победителей Венесуэлу и Зимбабве.

Убей не понимаю, в чем именно заключаются исключительные роль и важность Крыма и Севастополя. Говорится, что:
А) полуостров был главной базой ВМФ
Б) с полуострова наша авиация могла достать нефтяные промыслы Румынии
В) полуостров нужен был немцам для дальнейшего продвижения к Кавказу
Насчет базы ВМФ уже мне кажется, должно быть ясно. Так, как воевал ЧФ, воевать можно было откуда угодно, из Севастополя или и портов кавказского побережья. В общем и целом на действия ЧФ падение Севастополя повлияло мало, хуже, чем он действовал, он действовать просто не мог. Излюбленное патриотами «владение Черным морем» заключается не в Крыме, а в качестве и силе флота, который на Крым базируется.
Наша авиация могла значит, достать нефтяные промыслы. Чего ж не достала? Почти год с начала войны и до падения Крыма был в нашем распоряжении, однако неизвестно о каких-то серьезных перебоях в снабжении Германии румынской нефтью. И после освобождения тоже.
А вот немцам для продвижения на юг и захвата Кавказа да, действительно, Крым был нужен. Они его и взяли. Он им не сильно помог, правда. У них элементарно не хватило сил, особенно когда они увязли в Сталинграде.

Я не понимаю исключительности полуострова и более общо, помимо военного аспекта, не понимаю исторически и экономически. В чем, блин, эта исключительность заключается? Я как-то в прошлом году извинился помнится, что высмеял, в том числе на Эхе Москвы, вдруг всплывшую байку про крещение князя Владимира в Херсонесе, откуда значит, все и пошло, вся Русь типа. Напрасно я извинился. Покопался тут между делом, поинтересовался, почитал что нашел, и выяснил, что вся эта история не более, чем байка. То ли было, то ли не было, но в любом случае, крещение Руси пошло из Киева, а место крещения Владимира, где бы они не было, было лишь эпизодом, никак не началом начал. Историки не считают место его крещения каким-то исторически важным фактом. А сам князь был редкостным мерзавцем и отпетым бандитом, даже по тем буйным временам.
Самоокупаемо на полуострове могли жить только татары, греки, немцы и те южные славяне, украинцы ли, русские или болгары, кто пришел туда естественным путем, не по разнарядке ЦК КПСС или на заслуженный отдых. Не знаю, как в царские времена, а в советские и далее он был дотируемым, всегда. Наверное, развивайся Крым естественным путем, он нашел бы свое место в современном мире, но его вышибли из хода истории события 20-го века и события прошлого года.




Крым и Севастополь: экономика убита, перспектив нет.

По своему обыкновению, кремлевские власти совершенно не думали о том, что будет с Крымом после его захвата. Полагались на авось, и на нефтяные деньги, которые тогда казались бесконечными. Получилось как обычно. Нефть рухнула, а Запад врезал санкциями, по России и по «исторически российскому» Крыму. И без того вечно убыточный регион попал в совершенную безвыходную, безысходную ситуацию. Никакой экономики из той, что делает регионы хотя бы окупаемыми, в Крыму (не говоря про Севастополь) нет и быть не может, до тех пор, пока Крым находится под властью Кремля. Это такой грубый, зримый, физический факт, вроде вони из привокзального туалета в жару. Можно ее игнорировать и говорить при этом, как все благоухает и пахнет розами, но по факту это ничего не изменит. Можно поливать туалет и собственно субстанцию дезодорантами, можно одеть противогаз, но субстанция воняла и будет вонять.
В Крыму и без кремля экономического бума как-то не наблюдалось, но худо-бедно, он все-таки развивался и искал свою дорогу, свою естественную нишу в современном взаимозависимом и взаимосвязанном мире. «Возвращение в родную гавань» не просто отбросило полуостров куда-то назад, оно сделало его островом, и полностью уничтожило как то, что имелось, так и какие бы то ни было перспективы.
Ни один серьезный бизнес, ни один серьезный инвестор в нынешний Крым не пойдут, они же не идиоты.

Они и в Россию не идут, и не только сейчас, когда мы под санкциями. Они и раньше не особо шли, те, которые всерьез, надолго и с большими деньгами. Я инвестиции в страну и ее развитие оцениваю визуально. Как изменился за последние 20 лет Шанхай, и как Владивосток? Шанхай стал сущей футуристикой, чем-то из будущего. Владивосток практически не изменился, вид города как был совковым, так и остался. Соседние китайские города растут как бамбук после дождя. И в Таиланде то же самое. Приехал раз в месяц в Бангкок, а там глядь, уже новый небоскреб, новая трасса, новая станция метро. В моем провинциальном городишке настоящий строительный бум, кондоминиумы и коттеджные поселки втыкают под каждой пальмой. Некоторые поселки, кстати, полностью принадлежат иностранцам. Вот рядом тут такой поселок, шведский. Вложиться туда, и там поселиться, могут только шведы. Это везде так, куда инвестиции идут, по всему миру. А там, куда они не идут, там как в России. Даже еще той, без санкций.
Если бы страна росла, если бы в нее шел серьезный бизнес, Владивосток приближался бы по внешности и красоте к Гонконгу, превзойдя Шанхай чисто из-за своей географии. Серой советской унылостью остались и все прочие города и веси страны, за исключением Москвы, да и та не поражает рывком в будущее, только торчит островком Москва-Сити, как набросок фантаста. Москва все гребет к себе, говорят многие. Да, гребет, но этого «всего» не хватает и на Москву, чтобы сделать ее современным мегаполисом бурно развивающейся страны.
А во Владивостоке всего и развития, что два моста, построенных с целью поразить руководство стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Один мост остается невостребованным, второй по идее нужен, но его построили так, что транспортные проблемы в городе только увеличились, и в целом эти мосты смотрятся, как на издыхающей корове дорогое седло призового рысака. Был в городе пару лет тому назад. Проезжал по улице, на которой жил с советских времен, на Второй Речке. Ухабы и колдобины сохранились, все до единой, и даже приумножились. Я их родных, в лицо узнавал. Но зато есть прямая, без съездов, трасса с аэропорта на остров Русский. По ней время от времени Владимир Владимирович Путин торжественно прокатывает на остров, и там что-то такое говорит.

Все эти сказочки о возрождении в Крыму промышленности вроде судостроения остаются тем, чем они являются, сказками для дураков. Какое возрождение промышленности, когда в России свою издыхающую некуда девать? Зачем скажем, возрождать судостроительный завод, если издержки логистики и инфраструктуры существенно выше, чем даже на Дальнем Востоке? Какое угодно производство возьми – в Крыму оно будет дороже из-за целого ряда факторов, от логистики до отсутствия квалифицированных кадров (их и по всей России все меньше). Можно конечно, возродить с огромными издержками какую-нибудь верфь, и дать ей… что дать-то? Гражданский заказ? Рыночный заказчик в Крым не пойдет, там стоимость будет заведомо выше, с большими вопросами в отношении качества, особенно механизмов и оборудования (все ведь импортное), и сроков, не говоря про угрозу санкций. Дать верфи военный заказ? Но военные заказы в наших российских условиях, это чистый убыток казне и экономике.
С учетом дороговизны восстановления крымских верфей и обеспечения требуемым, от железа до людей, проще платить немногим уцелевшим работникам зарплату ни за что, за приход на рабочее место и распитие чаев или крымских этих пресловутых вин. Дешевле будет. А еще проще сделать так, чтобы немногие еще имеющиеся специалисты были вынуждены переехать на материковые СРЗ, постоянно или вахтово. Изящно назовем это принуждение экономическим. А проще сказать, людям просто придется это делать, если они не хотят умереть с голоду, или не научатся жить исключительно плодами своих дач и чем-нибудь подсобным, вроде производства самогона.
Вам надо подтверждение моей подлой клеветы? Поройтесь в последних новостях и вспомните, что там Рогозин и руководство известной северодвинской Звездочки обещали крымскому судостроению раньше. Кучи заказов они обещали, и скорый невиданный подъем. В последних новостях глава Звездочки скороговоркой пообещал Севастопольскому Морзаводу заказы на обработку древесины (?), огранку алмазов (??) и – возможно – на ремонт кораблей.
У портов нет никакой перспективы, кроме обеспечения грузопотоков, требуемых Крыму, военным и тому немногому, что там есть. Транзит ушел и не придет. Своих вывозных грузов практически нет.
Родилась как-то и вовсе безумная идея о создании в Крыму «силиконовых долин», научно-исследовательских и производственных центров, модно называемых кластерами. Это какими же дремучими надо быть, чтобы всерьез полагать, что в Крым поедут интеллектуалы, ученые и разработчики новейших технологий! Вы что, ребята? Как вы себе представляете современного молодого ученого или специалиста IT в затхлой, смердящей, милитаризованной до предела атмосфере нынешнего Крыма, среди безумных ветеранов, помешанных на Сталине, табунов правоохранителей всех мастей, всяких «виджилантов» (наполовину или полностью бандитов) - героев прошлогодних гнусных событий, ссученых байкеров, казаков каких-то ряженых и прочей нечисти, как мухи на дерьмо, нахлынувшей на Крым? Вот в Севастополе проживает ставший известным блогер (а теперь еще и писатель) колонелькассад, интеллектуальный уровень творений которого полностью соответствует его внешности. Вот это и есть крымская и севастопольская интеллектуальная планка, и их высокие технологии. А те спецы IT, что были, разбежались из-за невозможности работать под санкциями, да и вообще, противно как-то, некомфортно. Извините, но интеллектуальной элите нужно не ваше пение хором песни с призывом вернуть Сталина, ей нужен столь классово чуждый вам Казантип, со всего его извращениями.
Экономика Крыма под пятой России, это то немногое, что сможет производить сельское хозяйство, лишенной украинской воды. Это полумертвые порты. Это возможно даже, какая-то промышленность, работающая в чистый убыток на государственных заказах. Это обеспечение военных, превративших Крым в огромную военную базу, ощетинившуюся на весь мир, и совершенно ненужную, если говорить о реальном мире, а не том фантоме всемирного антироссийского заговора, который создали себе кремль, Крым и большинство обезумевшего российского населения. Это жилищное, курортное и дворцовое строительство (возведение все новых особняков и дворцов для особо избранных из власть имущих, и их дворни). Ну и курорты, конечно, туризм. Про них отдельный разговор, уже больно лично мне смешно.

В советские времена население страны воспринимало всю эту черноморскую курортность, как некую прекрасную гетеру, обещающую неземные удовольствия. Однако же нам, обитателям дальневосточной окраины империи, черноморские красоты были до одного места, потому что наши приморские красоты превосходили черноморские по всем природным параметрам, минус обилие совкового сервиса и полчищ мошенников. Мы туда и не стремились.
Когда страна временно вернулась в реальность и стала жить, как живут все прочие, все желающие получили возможность посещать нормальные, настоящие курорты, и сравнить их с черноморским раем. Выяснилось, что гетера давно уже не прекрасная, что это потасканная шлюха почтенных лет, прячущая свои уродства за толстым слоем дешевой косметики.
Я могу понять жителей центральной России и Урала, едущих на черноморское побережье по недостатку средств, и не знающих, как могут выглядеть море и пляжи. Но не могу понять тех, кто имея возможность посетить нормальный курорт, тащится в Крым или Сочи. Я смотрю на фотографии крымских и сочинских пляжей, и диву даюсь, когда читаю, что это вот пляжи и есть, а не обманка какая и не место съемок фильма-катастрофы. Вот эти галечные клетки, зажатые между бетонной набережной и жуткого вида заборами, разделяющими кусочки побережья, это – пляжи?! Это – мечта отпускника? 21-й век на дворе, зайдите в сеть и посмотрите фото пляжей той же Турции, Египта или Таиланда. Или пляжи в окрестностях Владивостока, наконец. И уясните себе разницу.

Больше всего меня умиляют заборы, раздирающие все эти, как их преподносят, уникальнейшие и неповторимые побережья, на феодальные владения дорогих курортов или чьих-то особняков. Пойдите найдите в Таиланде такое побережье. Не найдете. Оно общее. За чистоту отвечают или муниципалитет (а он неплохо с пляжей зарабатывает, с кафе и торговцев), или жилые дома и заведения первой линии. Вот у меня под боком стоит очень накрученный особняк, на первой линии. У него свой кусок пляжа. Я могу прийти на этот его кусок, и валяться на нем до почернения. Особняк с своим пляжем, огражденном заборами и свирепо охраняемым, это ведь оскорбление общественности.
Есть в Таиланде один островок, часть которого занята воинской базой, куда естественно, вход воспрещен. И вот там, на куске территории базы, есть местечко для избранных. Там стоят особняки, принадлежащие всяким звездам, вроде Бэкхема. Туда никого не пускают, да мало кто и знает. Местечко создано именно для того, чтобы звезды смогли насладиться уединением. Чтобы их не смогли там достать ни папарацци, ни поклонники. Там есть и отель, самый дешевый номер 10 тысяч долларов в сутки. Это все не на виду, это спрятано, чтобы не оскорблять обычных людей и не будить в них нездоровые инстинкты. Островок вообще-то туристический, та его часть, которая не занята военными, отдана обычным туристам. Дорогих гостей в их дорогие особняки и завозят не так, как прочих, есть там специальная система – то есть они полностью отделены от нас смертных, и не кичатся своим богатством.
Бывая на известном острове Пенанг, Малайзия, ездил загорать на пляжи курортной зоны. Особенно мне полюбился пляж курорта известной сети отелей Шангри-Ла. Курорт не дешевый. Но пляж открыт. Вся разница между мной, приблудой, и гостями курорта состоит в том, что все услуги и развлечения пляжа, вроде напитков или лежаков, для меня не бесплатны. Но туалет и душ, кстати, бесплатны. Никто не стоит с турникетом и счетчиком, сколько воды я потратил в душе или сколько гавна из меня вылезло в туалете.
Посмотрите на наше черноморское побережье, на эти замки, крепости, равелины и форты, принадлежащие черт знает, кому именно. Это кричащее, хвастливое богатство на виду у всех, охраняемое так, что Форт Нокс позавидует. Мол, смотрите, падлы, быдло, холопы вонючие, и завидуйте. Вот он пляжик уютный, он мой. Пшел нахуй отседова, быстро! Вон у вас смерды есть ваши помойки, вот там и загорайте. Духовность, бля. Куда уж всем прочим. И главное, скрепы, мы и они, те кто в дворцах, мы едины. Они любят империю, и мы от нее катаемся, как кот от валерьянки. На наших засранных типа пляжах. Я бы побрезговал этими черноморскими курортами только из-за одного этого, из-за этих вот неприступных замков, плюющих в меня одним своим видом и своими заборами с охраной.
Окончательный крест на туризме Крыма ставят санкции и отсутствие иностранных туристов. Дело тут не в валюте, дело в задаваемой индустрии планке. Ее, с переходом Крыма в РФ, опустили ниже плинтуса. Зачем что-то улучшать и стремиться к каким-то трем и выше звездам? Едет привычный к совку народ, беднеющий с каждым месяцем, и больше ехать ему, если он хочет моря, почти некуда. Гонят и по всяким путевкам и обязаловкам, с этими вообще можно не церемониться. Про «патриотический» туризм не хочется и говорить, настолько это несерьезно.
Туризм в Крыму таким образом, превращается в очередное импортозамещение, отбрасывая отрасль в прошлый век.

Уверен, что кремль уже принял какие-то решения по экономической политике в отношении Крыма. Они легко вычисляются. Крым и Севастополь, это убытки и ничего кроме убытков, и окупаемым, не говоря прибыльным, ему в его нынешнем положении не стать, это совершенно исключено. Уверен, что в Крыму вовсю уже работают серый и черный бизнесы, маскирующийся и откровенный криминал. Крым в этом плане предоставляет определенные немалые возможности, в частности для производства и перевозок контрабанды, такой как сигареты, оружие, наркотики. Скорее всего, существенная часть этого бизнеса в той или иной мере контролируется всякими силовиками, от МВД до ГРУ, и часть нелегальных доходов попадает в эти организации в виде наличности. Белому серьезному, более или менее крупному, бизнесу в Крыму делать просто нечего.
Главная задача кремля в Крыму, это всемерное сокращение расходов на него. И судя по отрывочным сообщениям в СМИ и с мест, непосредственно из Крыма и Севастополя, эта задача вовсю реализуется самым тупым путем – сокращением выделяемых средств. Это не просто не афишируется, наоборот, говорят о выделении запланированных средств, об увеличении выделяемых средств, а по факту тупо режут, тупо тормозят, тупо не переводят.
Население, не занятое в востребованных и работающих отраслях, может оставаться на месте и вымирать, может переезжать в РФ постоянно или на заработки. Кремлю в принципе выгоднее, чтобы активное население покинуло Крым и отправилось куда-нибудь туда, где народу почти не осталось: в вымирающие города и регионы, в те самые Сибирь и Дальний Восток, куда с такой легкостью отправляют тех, кто им чем-то не нравится, героические севастопольцы (об этом подробно будет ниже). Но если кто-то упрется и предпочтет оставшись, жить в нищете или вовсе издохнуть, это его дело, кремль переживать по этому поводу не собирается. Вообще-то я не исключаю и целенаправленную политику на выдавливание на материк активной части населения, не занятой в обслуживании военных, дворцов начальства и облезлого туризма, причем отнюдь не в Москву их хотят выдавить.
Татары и некоторые другие национальные общины Крыма не вымрут, не переселятся (если только силой, как бывало, в старые добрые времена, о которых так ностальгируют многие крымчане) и переживут лихую годину, народ стойкий и ко всему привычный, и они выживают вместе, а не поодиночке.

Будет ли построен мост? Если произойдет чудо и нефть резко подорожает, то может быть. При цене от 80-100 долларов мост могут и построить. При нынешних ценах, не говоря ниже, мост построен не будет. Нет средств, и все тут. Но вид делать будут, на это деньги выделены и успешно тратятся. Вовсю вколачивают сваи. Да кстати, сам по себе мост, появись он каким-то чудом, ничего радикального не привнесет, и окупаемым Крым не сделает. Одного моста для этого мало. В кремле я думаю, это уже вычислили, и желания тратить огромные средства на эту затею от того не прибавилось.
Проект Крыма как зеркала Русского Мира, как некоей воплощенной утопии и сказки, о котором в прошлом году столь много говорилось, стал совершенно неактуальным. Кремль ведь надеялся, что Запад проглотит Крым, как проглотил Грузию, и совершенно не предполагал, что цена на нефть станет такой катастрофой. То есть делать из Крыма какую-то витринную картинку просто-напросто незачем, и не на что. Западные туристы и бизнесмены все равно не едут и не поедут, ну а десяток-другой западных продажных политиканов и журналистов, или «полезных идиотов», для пропаганды радостей воссоединения, всегда можно найти. Для них никакой витрины не требуется, они будут видеть в Крыму только то, что надо будет увидеть – счастливых поселян в народных одеждах, румяных младенцев, цветущие грядки, плакаты всякие и прочее подобное. Схемы потемкинских деревень за века отработаны до совершенства, главное, чтобы визитеры были сознательными, и не смотрели, куда не надо. Они и не будут, можно не сомневаться.
Вкладываться в Крым ради масштабной цветущей картинки, как сдуру вложились в Сочи, никто не собирается, да и собирайся не собирайся, денег-то все равно нет.
И кроме того, энтузиасты строительства в Крыму какого-то образчика, примера светлого будущего для всей России, поехавшие туда его строить и быстро охладевшие, не понимают одной простой вещи. Законы природы так устроены, что нельзя в общем болоте и упадке выстроить отдельный островок счастья и благоденствия. Можно устроить показуху, вроде олимпийских игр или международного форума, заплатив за декорации вдесятеро больше их реальной стоимости, но нельзя построить нечто цветущее и постоянное. Или все процветает, или все гниет. Уж сколько и как только не пытались эти законы нарушить, и СССР, и нынешняя Россия. Кончается одним и тем же, провалом.

Имперец возмутится моими расчетами, а ведь нечему возмущаться. Это именно расчеты, арифметика действий кремля. Алгебры там нет, как нет и высшей математики. Кремлю надо удержать власть, для этого нужны деньги, чтобы было чем содержать население, не переходя за критический уровень недовольства населения. Крым сыграл свою роль возбудителя имперского величия, вроде дрожжей, брошенных в дачный нужник. Дерьмо резко забродило и накрыло смрадом все вокруг. Крыму бы сказать спасибо, ты тут больше не нужен и свободен, но нельзя, надо с ним что-то делать. А делать ведь нечего, хоть тресни ничего не придумаешь, он превратился в чистый убыток и немалую нагрузку. Значит, надо срезать расходы, по максимуму. Задачка упрощается тем, что мнение крымчан мало кого интересует, и на ход событий повлиять уже не сможет. Недовольство крымчан и даже ужасно героических севастопольцев никого не пугает. Об этом ниже.

Можно посмотреть на примеры того пути, который прошли ряд стран за период протяжностью в четверть века. Какие произошли колоссальные изменения. Можно посмотреть на послевоенные Германию и Японию, на Сингапур, Корею, Китай, Таиланд, ОАЭ. Просто взять и сравнить фото городов, что было и что стало. И затем посмотреть на фото российских городов. Одними экономикой и политикой этого не объяснишь. Тут глубже. Серьезные люди и деньги всерьез и надолго в Россию не идут. Потому что не воспринимают ее как серьезного и надежного партнера. Еще до всяких Крымов, донбассов, и даже до Грузии.
И вот при таком невеселом раскладе выскакивает откуда ни возьмись Крым, воспринимаемый всем вменяемым миром (причем большинство мира узнало про Крым и в меньшей степени Севастополь только после известных событий) как оккупированная территория, прибитый санкциями, как дворовая шавка сапогом дворника, и кричит про свой уникальный инвестиционный потенциал.

Вся русская сатирическая литература воплотилась в том, что ныне творится в Крыму. Аксенов заявил о какой-то чудо-башне, которую какие-то турки пообещали построить в Симферополе. Высоченной – дух захватывает. Российские военные эксперты (тьфу!) замахнулись на всю Европу и все Средиземноморье с Ближним Востоком – мол, с Крыма это все контролируется и если надо, обстреливается. Так и вижу башню, на крыше которой толпятся начальники и в бинокли осматривают Средиземное море. Маниловщина наяву, однако ж все это говорится и преподносится всерьез.
Один грандиозо проект сменяет другой, один утопичнее и смешнее другого. Аксенов приглашает в Крым западных звезд, обещая сделать им Крым-Хиллз. Жириновский предлагает переместить в Крым штаб-квартиру ООН. Чалому видятся хрустальные дворцы неких научных «кластеров», уходящие в небеса и затмевающие тенью Калифорнию. Все трезвые люди (и в кремле тоже, там трезвых хватает) просто махнули рукой, и не обращают на этот шабаш никакого внимания. Если у нынешнего Крыма и есть уникальный потенциал, который он крайне успешно реализует, то только один – сатирический и утопический. Крымская авантюра войдет в историю, как один из самых забавных курьезов. Да и ладно, лишь бы не трагических.




Севастополь и Крым: облико морале.

Прежде, чем оценить то сокровище, которое мы получили в лице наших новых сограждан, севастопольцев и крымчан, необходимо в самых общих чертах выделить то главное, что на мой взгляд, определяет отношение к ним россиян, и их отношение к россиянам. Не россиян к Крыму как к куску сакральнейшей земли, а к тем, кто этот кусок населяет. И наоборот, отношение туземцев к населению метрополии.

Российское население, даже воспаленно имперское, прекрасно понимает, какие именно факторы сделали возможным «воссоединение», и кто при этом чем руководствовался.

Главный фактор, это конечно, решение кремля и лично собирателя земель, он же президент. Технический план отъема Крыма был готов давно. Главной силой стала зеленая плесень вежливых человеков.
Соображения по этому поводу крымчан были вторым по важности фактором. Если бы крымчане сказали свое решительное «фэ», Россия бы отступилась. Но крымчане – те 60 процентов (по всем независимым оценкам, никак не более 60 процентов от общего населения полуострова), которые, весело блея, побежали на «референдум», дружно проголосовали за «воссоединение» и «возвращение в родную гавань». Тем самым они сыграли приготовленную им роль, совершенно не понимая последствий содеянного.
Какая-то малая часть этих энтузиастов без сомнений, хотела в Россию чисто идеологически, с малой примесью корысти. Оценить количество упертых сепаратистов можно – радикальная пророссийская партия крымского гауляйтера имела на выборах в парламент что-то около 4 процентов. Вот это и есть реальное количество убежденных сепаратистов.
Остальные были ни то, ни се, определяющими стали элементарная корысть; готовность поверить в ту лапшу, которую им вешали на уши «освободители»; и видение крымчанами ситуации в целом. Она на их взгляд, стала переходом (бегством) с тонущего, запущенного в хлам ржавого корыта украинской государственности на сверкающий и сияющий лайнер-гигант Россию, уверенно плывущий в райские сказки лазурных морей и растущих на деревьях шальных денег.

Кто привел к власти в Украине Януковича, устроившего невиданный грабеж страны, развалившего ее экономику и вообще все, что могло развалиться, и ставшего главной причиной столь ненавистного истинным патриотам Майдана? Они как раз и привели, севастопольцы, крымчане и жители Донбасса. Все события после избрания Януковича в огромной степени именно их заслуга (известно, что именно проценты Крыма и Донбасса стали решающими на выборах, толкнули весы в сторону Януковича). И вот когда страна упала в пучину бедствий и потрясений, одни из главных виновников этих бедствий дружно сбежали туда, где их как им казалось, ждали благоденствие и порядок. Очень высокодуховно! В этом, в подсознательном ощущении своего предательства, кроется одна из причин лютой ненависти крымчан к «киевской хунте» и Украине вообще. Это такое извращенное признание своей вины, своей ответственности и своего предательства.

Я не говорю, что наши патриоты мыслили именно так, однако корыстную составляющую у крымчан они унюхали мгновенно и безошибочно. Среднестатистический имперец видит корысть везде и во всех, за исключением самого себя, что вовсе не значит, что он не руководствуется в своей повседневной жизни практичностью и корыстью. Корысть и личный интерес свойственны всем людям, но у наших имперских патриотов они и поклонение имперской идее идут параллельно. Имперец может преспокойно воровать или брать взятки, или получать незаслуженное и не заработанное, и совершенно искренне считать себя при этом патриотом – мол, ну что, ну все воруют, но я же болею за отечество, но моя служба ему куда дороже, чем эти жалкие взятки. Мне, короче, можно, я достоин.

В общем и целом, от крымчан и севастопольцев у наших имперцев (не говоря уж про нормальных людей) осталось неприятное послевкусие, и со временем оно не только не ослабело, но наоборот, усилилось до открытой неприязни. Что бы там крымчане и особенно, севастопольцы, не говорили, их поступок попахивал предательством даже в ноздрях радующихся Крыму. Полетела вниз нефть, на головы обрушились санкции и собственные антисанкции, жизнь становится дороже и хуже с каждым днем, и при этом чуть не каждый день население читает о планах по грядущему расцвету Крыма и выделяемых на эти планы астрономических суммах.
Любой мало-мальски интересующийся крымчанами россиянин знает при этом, что в составе тамошнего населения необычно большое содержание пенсионеров, преимущественно военных разных войск, в том числе и особенно ВВ (то есть охрана и надзиратели), и что естественно, этим пенсионерам назначили российские пенсии. Отменяются жизненно необходимые регионам те или иные стройки, также из-за Крыма. Патриотическое население начало чесать головы и недоуменно повизгивать, и как обычно, направляет свое раздражение не на имперскую идею и ее главных носителей, а на жлобство крымчан, и нельзя сказать, что несправедливо. Этому способствуют и сами крымчане, особенно севастопольцы.
Последние не устают кричать на каждом углу о своей особой роли и своем особом, исключительном патриотизме, не идущим ни в какое сравнение со среднестатистическим российским. Мол, 23 года они боролись с Украиной за «сохранение Севастополя», они сохранили город и истинно российский дух, и именно из Севастополя пойдет «воссоединение и возрождение» Российской Империи.
Вот интересно, как именно они сохраняли город, от чего? Киев бомбил их каждую неделю? Травил дихлофосом? Крушил танками? Всех их действий, помимо ворчания и сходок под красными тряпками, это хулиганская выходка срывания памятного знака в честь ВМС Украины.

Да, кое-что севастопольцы действительно, сохранили. Они сохранили дух самой густопсовой совковости, и не какой-то отдельной эпохи СССР, а смеси 37-го и брежневского гниения. Дух сидел замороженный, пока его не разморозили и не выпустили на волю, намешивая в него на выходе еще и дух нынешнего российского православно-рашистского имперства. Запашок получился такой, что даже многие наши имперцы вздрогнули.

Российские имперцы поначалу посмеивались, но смешки стали переходить в реальное раздражение нытьем и беспрерывными требованиями особого себе отношения. Наши российские любители Крыма в общем и целом, разделяют Крым и его население. Крым они любят, а его население не очень. И не очень жаждут его кормить, выяснив, что доходов с Крыма сейчас и далее будет, как с козла молока. Мало Кавказа, теперь еще и Крым, причем он один встает дороже всего Кавказа, вместе взятого.

Крымчане, как я писал выше, не понимают того, что в реальности они натворили, всех последствий своего ужасающего легкомыслия. Ладно бы они годами не ходили на украинские выборы, массово требовали (ранее, до зеленых человечков и до киевского Майдана) независимости или протектората РФ. Это было бы честно, и бегство в РФ имело бы как минимум моральное оправдание. Но нет, все произошло в одночасье, с диким, истерическим ликованием. То есть как голосовать за Януковича, за его популистские обещания, обрекая Украину на разорение, так они граждане Украины. А как настало время нести ответственность за этот выбор, так они сразу оказались патриотами России, умыли руки и сбежали.
Никто не встал и не сказал – я мол, за присоединение к РФ, но не так, не таким воровским методом. Никто из бравых военных пенсионеров не отказался от повышенной российской пенсии – мол, спасибо родина, что приняла, тебе и так нелегко, уж как-нибудь я тут сам справлюсь, проживу и на старую пенсию, а не хватит, так подзаработаю.
Севастополь преспокойно принимал «гуманитарную помощь» - пропагандистскую акцию российских властей, но тем не менее, товары и деньги шли. Какая помощь, что случилось? Город развалило землетрясение, накрыло цунами? Проклятые бендеровцы замкнули его в кольцо блокады похлеще ленинградской, на улицах падали умирающие с голода? Насчет гуманитарной помощи, кстати, россияне посмеивались уже тогда, и задавали на форумах и в комментах ехидные вопросы, но в ответ получали или полный игнор, или обвинение в связях с ненавистной хунтой.
Крымчане что, думают, что наши российские имперцы, уж не говоря про трезвых людей, всего этого не понимают или не чувствуют? Куда там. Крымчане и особенно, севастопольцы, чувствовали себя именинниками и даже где-то героями. И удивлялись, почему в целом их таковыми не считали и не считают.

Крымчане отдали свое будущее во власть стихий, в которых от них ничего не зависит. Они лишили себя возможности влиять на свою судьбу. Кто-то уже начал это понимать, но тем горше похмелье. В этом и есть самая главная их трагедия, а вовсе не в том, что кремль их не понимает, что Меняйло плохой, или что царя бояре обманывают.
Оказалось, что они перебрались с тонущего, как им казалось украинского парохода, на лайнер, который уж как минимум, не чище и не ухоженнее. Что он как раз и тонет. Что они отказались от одного из главных прав человека и общества, права решать как им жить, соблазнившись предложенным им аляповато ярким агитаторским плакатом из известных серий. Кругом поля, колосятся пшеница и прочие цитрусовые, по ним бегают тракторы и охраняющие их импортозамещающий труд танки с искандерами, по мирному голубому небу весело чиркают самолеты и ракеты Булава, а в центре – ОН. С ребенком в одной руке, и чем там ныне полагается, крестом что ли, в другой. Вокруг него неразличимые массы коленопреклоненных народностей, с обожанием смотрящих на вождя.
Вот на эту имперскую дешевку они и повелись, плюс конечно, российские пенсии и зарплаты. Кто ж знал, что через полгода пенсии и зарплаты рухнут вместе с ценой на нефть, а через год дикий рост цен и вовсе их нивелирует. Кидала в переходе соблазнил казалось бы, гарантированным выигрышем, и надо же, шарика под указанным стаканчиком не оказалось. Детская такая обида у обитателей когда-то полуострова, а ныне острова.

На крымчанах и особо, севастопольцах, теперь клеймо – «а-а, те самые…». Не говоря про житейские и гражданские неудобства, вызванные российским бардаком и серьезнейшим образом усугубленные санкциями, все жаждавшие воссоединения с Россией попали и под угрозу преследования и наказания. Я не говорю о главарях, от Аксенова и Чалого до Поклонской и депутатов. С этими особый разговор, они, кто сумеет убежать, обречены бегать всю свою оставшуюся жизнь. Я говорю про рядовых коллаборационистов.
Особо крикливые и засветившиеся вынуждены будут, когда Крым поплывет в обратную сторону, в родную гавань без кавычек, полностью слиться со столь любимой ими Россией, и раствориться где-нибудь на остатках ее просторов. Большинство притаится и скорее всего, гроза пройдет стороной, украинцы слишком ленивы и незлобивы для последовательной, до конца, мести. Но страху натерпятся, и до конца дней будут ходить с опущенной головой, боясь лишний раз ее приподнять. Стоило оно того, хочется еще раз спросить?

Раньше, до известных событий прошлого года, Крым меня, как и большинство нормальных людей в России, не связанных с полуостровом каким-либо образом, совершенно не интересовал. Я вообще не особо понимал, откуда у некоторых, вроде Лужкова и аналогичных, столько пены. Я даже не понимал этой знаменитой фразы «Вы мне еще за Севастополь ответите, гады». Думал разборки какие криминальные, в общем пролетало мимо уха.
Но после событий и восторгов «воссоединения» естественно, заинтересовался. И стал насколько могу тщательно, отслеживать все то, что появляется в сети. Моими главными источниками информации и самое главное, ощущений, стали отнюдь не украинские и уж тем более, западные СМИ, я оттуда разве что факты черпаю, статистику, и отдельные умные анализы. Нет, моими источниками стали крымские патриотические СМИ, комменты на них, форумы крымчан, а также центральные российские СМИ, те самые центральные, которые сбесились окончательно, которые распинают младенцев и поедают снегирей, или наоборот, поедают младенцев и распинают снегирей, я уже путаюсь. Чтобы сообразить, что в Крыму что-то сильно не так и становится все сильнее «не так», много времени не потребуется.

В центральных СМИ есть штатные фанфаристы, их задача дудеть в победные фанфары, совершенно не утруждая себя фактами. Посмотрите, как заколосилась, как пошла буйным ростом в туда и в сюда наша сакура! И пусть клевещут враги, сакура от того еще краше. А есть такие серьезные аналитики и где-то даже художники слова, они призваны глубоко копать и смело вскрывать проблемы и недостатки, поражая глубиной вспашки. Одним из центров глубокого пахания стал конфликт между Меняйло и Чалым, конфликт хорошего с еще лучшим. Оба представляются, как очень сложные, высокодуховные натуры, оба озабочены в этой жизни только одним, процветанием Севастополя. Оба глыбы, оба матерые человечища. Но у каждого свой подход. Толстой бы отступился перед сложностью раскрытия этого конфликта. Но наши нынешние справляются. Мне их перлы сильно напоминают творения классиков социалистического реализма. Если режим простоит еще пару лет, ждем романов и сериалов.

Особый, отдельный разговор, это мнения, комменты и ветки в форумах патриотических крымчан, а иных на сайтах Крыма и не осталось. Это завораживает, как взгляд в бездну или в черный глубокий колодец, населенный монстрами.
Есть впрочем, у этого чтива и плюсы. Скучно станет, лезу на крымские сайты, читаю, веселюсь. Но не всегда. Иногда таким шарахнет, что остается только с чувством плюнуть и тут же выскочить, пока не вырвало. Еще один плюс – это чтиво оказалось прекрасным анти депрессантом. Вот прижмет чем-нибудь так, что хоть об стену. Идешь на сайты, читаешь что говорят простые люди Севастополя и Крыма, и депрессия отпускает. Понимаешь, что не все так плохо, ты ведь мог уродиться севастопольцем и патриотом, а у тебя всего и проблем, что периодические трясучки от малярии или хроническое отсутствие денег. И проблемы сразу кажутся мелкими, недостойными даже лишнего перекура.

По идее конечно, надо было бы многочисленные перлы собирать. Шутки шутками, но в качестве дополнительного обвинительного материала на каком-нибудь процессе в скажем, Нюрнберге, очень было бы к месту. Для психиатров там много материалов, для психологов, для социологии и генетики. Кладезь прямо. Но у меня нет времени, да и особого желания.

Мнения простых крымчан доброй воли делятся на этапы. На первом этапе были ликование, празднование победы и предвкушение превращения Крыма в зеркало русского мира. Они сопровождались безудержным злословием в адрес Украины. Никто не сомневался, что Украина вот-вот развалится, и кто как мог, упражнялся в том, что в Крыму видимо, считается остроумием.

О высочайшем моральном облике населения может например, свидетельствовать целая дискуссия, развернувшаяся где-то летом прошлого года на одном из форумов. Обсуждалось будущее «укропов», что с ними делать, когда танки войдут в Киев. Взрослое население Украины было признано безвозвратно загубленным, неисправимым врагом русского мира, зараженным русофобией и антикоммунизмом. И вот значит, начались такие прямо научные дебаты, с какого возраста их надо истреблять. Были предложены два возраста, 9 и 15 лет. Всех то есть, кто старше, придется искоренить как неизлечимых врагов рейха – пардон, великой империи. Дискутировали о возрастной границе. 9 или 15, вот в чем вопрос. Старше 9-ти всех расстреливать, или старше 15-ти. Специалисты авторитетно рассуждали о возможности исправления ребенка или подростка. Мол, к 15-ти годам уже не исправишь, уже конченая сволочь, правосек, эсэсовец и бендеро-бандеровец. А в 9 еще не все потеряно. Остановились вроде как на 12-ти, нашли компромисс.
И таких вот совсем даже не смешных веток в форумах, брызжущих запредельным человеконенавистничеством, было очень много, по разным темам. Их и сейчас немало, но прыти заметно поубавилось. Причин две, как мне кажется.
Одна в том, что им стало не до Украины. Они ведь очень себя любят, и очень негодуют, когда им больно и дискомфортно. За последний год этих болячек новая родина им накидала больше, чем за все 23 года фашистского украинского гнета.
Вторая причина – они стали побаиваться. Где-то с осени прошлого года они там, в Крыму и Севастополе, начали удивляться, почему же Украина не развалилась, хотя по всем подсчетам, подтвержденным авторитетами с центральных российских телеканалов, давно уже должна была. В декабре удивление перешло в испуг. Украину понятно, поддерживает вся закулиса, России объявлена война. Черт его знает, но так ведь можно и опять в Украину угодить. Грубо говоря, крымчане и севастопольцы начали немного фильтровать базар, сообразив, что очень многие их мнения, соображения и предложения тянут на немалые сроки, по любому Уголовному кодексу, в том числе российскому.


На втором этапе, с осени, свободолюбивые крымчане стали недоумевать и переходить с темы «как плохо в Украине» на тему «Сколько ж можно над нами издеваться с этим вашим переходным периодом». Третий этап начался зимой-весной и продолжается в настоящее время. Этот этап можно охарактеризовать, как полное крушение утопии и связанных с ней надежд и расчетов. Это вой и визг обиженной, ни в чем не виноватой собаки, которую избил хозяин.
Направо и налево, и все чаще, говорится, что мол, «при Украине такого не было». Скажи такое кто-нибудь год назад, и простым внушением бдительной общественности он бы точно не отделался, накатали бы донос или забанили, если дотянуться в реале невозможно.

Доносы конечно, отдельная тема, в сети их было очень много. Такое впечатление сложилось, что многие жители вдруг получили возможность вернуться к родному и очень любимому делу, к которому 23 года их не допускал проклятый фашистский режим.

Это не значит, однако, что крымчане полностью изолировались от мира и его проблем. Никак нет, бдят. Каждое ЧП, каждая проблема Запада или Украины вызывают бурю восторженных, победных откликов. Еще немного, и темные силы развеются, передохнут, исчезнут с лица земли. Особенно крымчане, в первую очередь севастопольцы, радуются любому несчастью в США, видя в нем начало конца ненавистной страны.
Может, им как-то официально отмечать самые крупные ЧП и катастрофы? Объявлять нерабочий день, лупить салютами, закатывать военно-морские парады, а? Скажем, если погибли десять человек, то два победных залпа, если за сто – десять, а если грянет новая Катрин или 9/11, то бить из всего стреляющего, пока не кончится боезапас, и записываться добровольцами в десанты, которые будут брать обезлюдевшие Нью-Йорк и Вашингтон, и возвращать Аляску с Калифорнией.

Меня особо умиляют иконки пользователей, которыми они передают свое видение себя. У мужчин это по большей части нечто суровое и героическое. Коктейль из флагов или один флаг, но большой, СССР. Ревущий медведь. Непобедимый АК. А у женщин, почти у всех, иконки изображают некие рисованные нежные, воздушные создания неземной красоты, на фоне романтических высей или моря или всего сразу. И вот читаешь под этой иконкой пожелание всем американцам или укропам поскорее издохнуть, и видишь не неземное существо, а нечто с кровью на клыках, толстое, сварливое и донельзя безобразное.

Про совершенно иррациональную ненависть к США я лишний раз писать не буду, уже столько понаписано, что ничего нового не скажешь. Могу лишь добавить, что у меня крепнет убеждение – в основе всего этого, безумного патриотизма, оголтелого шовинизма и прочих добродетелей, повально поразивших наше население, лежит что-то материальное, какой-то вирус или вирусные биты информации глубоко внутри, на квантовом уровне. Я не могу иначе объяснить своих недавних друзей и приятелей, изменений, которые с ними произошло буквально в одночасье. Был нормальный человек, состоявшийся, не бедный, образованный и опытный, и вдруг стал патриотом. И несет мне про след америкосов в связи с каким-нибудь событием или новостью. Что это конечно, их происки. Зрачки расширены, речь один к одному совпадает с речью какого-нибудь опустившегося маргинала на лавке во дворе, нагрузившегося пивом с водкой. Чем это можно объяснить? Одной только ТВ пропагандой?

Помимо свойственной всем патриотам ненависти к Западу, у севастопольцев и крымчан есть еще и личный повод, личная причина с особой силой набрасываться на гибнущие в своей бездуховности США и Европу. В связи со стремительно ухудшающейся ситуацией в Крыму туземцы протестуют все сильнее, все больше критики льется на головы местного начальства, крымского и севастопольского. Но сами понимаете, критика в нынешних условиях, когда кругом враги и страна практически в состоянии войны, почти равна или равна предательству. Поэтому бедняги критикующие при каждом удобном случае торопятся сказать и показать – да, мол, мы критикуем, но мы при том свои! Мы как и полагается патриотам, ненавидим Запад. Вот, смотрите, как мы его ненавидим. Мы – свои!

Нельзя не упомянуть еще один вид массового безумия, поразивший Крым и Севастополь. Это пускание обильных патриотических слюней по поводу российского чудо-оружия. Центральные российские СМИ носом, лопатой, экскаватором и глубоким буром роют западные СМИ в поисках их отзывов о российских оружии и армии. И как только находят что-то положительное, то тут же устраивают пропагандистский шабаш. Положительное конечно, в нашем смысле. Скажем, такая-то ракета может быть опасной. Или какая-то там система Буратино может создать ад. Или угроза российских АПЛ с баллистическими ракетами. Или неповторимость танка Армата. Или непобедимость Красной Армии.

Подавляющее большинство материалов такого рода в западных СМИ подразумевают совсем иное и несут в себе иной смысл, или и вовсе инспирируются военными и ВПК Запада, которые воспрянули духом и бюджетом после того, как Россия лишилась разума.
Запад, в первую очередь англосаксы, в этом плане живет совершенно в другом мире. Он с легкостью раздает похвалы и воспевает чужую мощь, если его это устраивает. Если он понимает, что кто-то представляет серьезную угрозу его безопасности, он начинает существенно ее преувеличивать. Врага лучше переоценить, чем недооценить – это одна причина. Вторая – ввод в заблуждение потенциального противника. Пусть он действительно думает, что он сильнее, и что его вооружение превосходит западное по всем параметрам. Тем сильнее он удивится, тем быстрее будет сражен, если дело дойдет до горячего. Запад в таких делах сугубый прагматик, следующий заветам Сунь-Цзы. И в нашем случае, смотрит на Россию и захлестнувшую ее военную истерию, как на дикарское племя, совершенно не понимающее реальности и элементарных принципов противостояния. Но так ведь оно и есть.

Севастопольцы не пропускают ни одной такой новости российских СМИ, и буквально захлебываются в ликующих комментах. Проглатывают всякую чушь, такую как знаменитый этот облет американского эсминца российским военным самолетом, который был вообще-то пролетом, а не облетом. Российские СМИ тут же рожают «новость», схожую по бредовости с новостями о распятом мальчике, о снегирях, рабах и многом прочем. Мол, было применено какое-то чудо-оружие, забившее всю электронику эсминца. Экипаж за малым не сошел с ума, все бросились к врачам и после прихода в ближайший порт – списываться. И севастопольцы – верят! Впрочем, верят и многие россияне. Тема уникальности нашего оружия находила и находит благодарных слушателей в российском обществе, от алкоголиков и бомжей до госслужащих и миллионеров. Сходство с детьми поразительное. Не со всеми детьми, а с «трудными» двоечниками-малолетками, нанюхавшимися клея в подворотне, или налакавшимися дешевого бухла. Но нигде не благодарны и не рады таким «новостям» больше, чем в Севастополе. Чем новость более дикая, тем больше ликования.
Комменты искрят неповторимым севастопольским остроумием. Не знаешь, что омерзительнее, новости или этот юмор. В целом от всего этого веет страшной убогостью, отсталостью и безнадежным отставанием. В США, Канаде и Австралии делают квантовый компьютер, и уже есть первые модели. Поди объясни бравым жителям города-героя, что это, и какова в связи хотя бы с этим компьютером реальная сила их любимого российского оружия. Это как стоять с пулеметом перед дикарями, вооруженными палками, и пытаться им объяснить, почему их обожженная на костре палка против пулемета не поможет.

Задорнов со своим знаменитым «ну ту-упые» про американцев и не может себе представить, насколько он далек от истины. Я до последнего времени тоже в таком духе думал, но в последние буквально пару лет, многое прочитав и переосмыслив, пришел к выводу, что это не они тупые, это мы примитивные. Слишком примитивные для того, чтобы понять сущность англосаксонской «тупости». Но это другой отдельный разговор. Да, кстати – англосаксы ничего не имеют против своей «тупости» в наших глазах. Она их устраивает. Если дикарь остается во тьме невежества и предрассудков, им легче управлять и в случае чего, куда легче с ним справиться.
Не могу в этой связи не упомянуть крайне меня раздражающих наших оппозиционеров, таких например, как Шевцова (Лилия), Пионтковский, Фельштинский – да почти всех, собственно. И примкнувших к ним украинских экспертов и политологов. Все торопятся поучить Запад, как надо делать правильно. Советуют предлагают, предостерегают, рекомендуют, резко критикуют… Я уже практически не читают то, что они пишут. Смысла нет. Информатики нет. Мыслей нет. Хочется в их отношении сказать словами Задорнова: «ну ту-у…». Сидите в дерьмо, все мы сидим в дерьме, но знаем, как правильно. Они там у себя – не знают. Куда им, тупым. И чего они нас не слушают? Да хотя бы того, что у нас оппозиция ничуть не умнее власти. Все те же примитивные гонор и самомнение.


Мы подходим к одному из самых интересных и забавных моментов крымской эпопеи (опупеи), к эпидемии писем к Путину, поразившей повально и поголовно весь Крым и Севастополь. Есть такой сериал «Улица разбитых фонарей». Теперь можно добавить сериал «Полуостров разбитых надежд». Для Крыма и Севастополя может, все, что у них творится, и является трагедией, но для всех сторонних наблюдателей творящееся на наполовину острове превратилось в комедию. Да, есть все-таки что-то где-то, и иногда нам воздается не в параллельном мире последним безошибочным судом, а в этом, при жизни.

Судя по всей имеющейся информации, дела там, действительно, очень плохие и продолжают ухудшаться убыстряющимися темпами. Плохо все. Уже без всякого стеснения и былого страха туземцы пишут, что так плохо никогда не было. Что катастрофа угрожает тому или этому, что угроза потерять что-то полностью зависла там или сям. Севастопольцы не уставали грозить врагам, что они себя еще покажут, что они вам не мухосранск какой (про мухосрански и прочую Россию мы еще отдельно поговорим), что те, кто дорвался до власти, еще не поняли, с кем имеют дело – с гордыми, привыкшими к борьбе севастопольцами, вот с кем. Дорвавшиеся до власти да, не поняли, с кем имеют дела. И понимать не хотят, им просто плевать.

Севастополь погряз в неубираемом мусоре, ЖКХ рассыпается, медицина перестала лечить и занялась чем-то своим, повсюду странные конторы строят странные дома, наплевав на «исторический и героический» облик города, пляжи закрывают, окрестности города тоже, гору какую-то Гасфорт, чем-то там особо знаменитую, подарили широким жестом моторизованной банде, цены растут, зарплаты падают или их вовсе нет, из-за развала того, что было – список можно множить и множить.
В общем, севастопольцы долго грозились священным народным гневом и недовольством, мол, мы ведь выйдем как вышли год назад на тот митинг, с которого как они изо всех сил верят, все и началось, и решительно потребуем! И наконец, решились. Объявили митинг и сбор подписей с выражением крайнего неудовольствия в адрес губернатора славного города, адмирала Меняйло. Все, кто непредвзято смотрел и смотрит на творящееся в Крыму, сразу же сказали, что чушь все это, что никакого митинга не будет. Цыкнут, и севастопольцы никуда не пойдут. Цыкнули. Севастопольцы никуда не пошли. То есть несколько десятков людей собралось, в отведенном для того потаенном месте. В этой севастопольской имитации протеста нет ничего удивительного, наоборот, это закономерно, и странно было бы, будь вместо пшика что-то реальное.

Ларчик открывается просто, это по всей России так. Нынешняя эта химера, «идея Русского Мира, Империи и Величия», совершенно нежизненна. Именно нынешняя. В другом варианте и при других исполнителях она могла бы оказаться идеей. Но нынешнее, особенно с учетом тех, кто безумием руководит и тех, кто его реализует, это не идея. Даже не химера. Это нечто мертвое, и ладно бы рассыпающееся в прах, это нечто, оно разлагается, заражая трупным ядом всех внутри и снаружи, до кого дотянется. И естественно, как всякая нежизненная мертвячина, оно не способно породить что-то настоящее, искреннее, за исключением низменных инстинктов – вот они-то неподдельные, и очень горячие. Да вот беда-то, на низменных инстинктах ничего настоящего не построишь. В лучшем случае имитацию вроде СССР, в худшем Новороссию, ДНР и ЛНР, не к ночи будь помянуты. Это антипод созидания и творчества, его абсолютная противоположность. Если и есть что-то полностью черное, без примеси, так это как раз то, что сейчас невозбранно гуляет по всей нашей несчастной стране, добивая последние надежды.
Поэтому носители этого яда, этой болезни имперства, никогда не смогут выйти на настоящий решительный протест, ибо для этого необходимо гражданское мужество, чистый порыв души, а не поклонение идолам и ложным кумирам, и рабская покорность любому проходимцу, дорвавшемуся до власти.


Все, что происходило и происходит с митингом и письмами счастья Путину В.В., это нечто, не поддающееся моему описанию. Тут нужен великий сатирик вроде Салтыкова-Щедрина, да и тот может не справиться. Воистину жизнь замысловатее любого выдуманного сюжета!
Вы только представьте себе, как все это происходило, призывы к митингам и сборы подписей под письмами счастья! Тут в чем главный конфликт, главная драма? В том конечно, что севастопольцы, как и полагается верноподданным патриотам, не устают проклинать Майдан и его фашистскую сущность, проплаченную проклятым госдепом, врагом всего сущего в этом мире. И вот выяснилось, что и им без Майдана хоть ложись и помирай, что надо протестовать. А как, если их протесты и особенно, планировавшийся митинг, удивительнейшим образом походили именно на Майдан? Бедолаги из кожи лезли, чтобы доказать России и себе, что их протест, это не Майдан. Там грязь, фашизм, деньги госдепа, тут чистая и светлая обеспокоенность будущим своего великого города, который ведь вам не просто город какой, не Воронеж, почти уже разбомбленный. Это Севастополь! Жемчужина, бриллиант, яйцо Фаберже, корона российской империи! И все равно направо и налево ехидные россияне (уж про украинцев помолчим) отказывались понимать разницу между поганым Майданом и высоким порывом души севастопольцев, видя прямые аналогии.
Мало того, в банке с крысами, в которую превратился город, идут всякие беспрерывные битвы интересов разных лиц и сил, и у каждой стороны есть свои СМИ. Силы, поддерживающие бравого адмирала, немедленно открывшейся слабиной воспользовались, и начали привычно завывать про оранжевую угрозу. Про то, что за спиной озабоченных судьбой жемчужины, она же бриллиант, стоят агенты хунты и конечно, госдепа. Что враг не дремлет. Хотите доказательств? Вот они – готовящийся митинг, Майдан то есть, бунт, подрыв устоев, ползучая чума западной демократии. В ответ патриоты что-то затравленное мекали, раздираемые этакими противоположностями. Надо было как-нибудь так протестовать, чтобы вроде и не протестовать. А как?
Не было бы счастья, да несчастье помогло. На помощь озабоченным судьбой города пришел их главный враг, губернатор. И запретил митинг на главном и единственном месте, где он бы имел смысл и привлек внимание пожалуй, что всей России, на их вечевой площади, где они так бесстрашно бурлили год с небольшим тому назад, свергая власть фашистской хунты. О, какие дебаты разгорались в сети! Идти, несмотря на запрет, или нет? Ожидаемо победило типа как законопослушание. Мол, как же это мы пойдем протестовать, если тот, против кого мы протестуем, нам это дело запретил? Разве ж так протестуют? Это анархия, Майдан, а мы вам не укропы какие, мы законы чтим и начальников, если они нам запретили их свергать, не свергаем. Разрешил бы Меняйло себя свергать, вот тогда бы другое было дело. Уж тогда бы мы показали, что мы – гордые севастопольцы, что с нами как с Воронежем или мухосранском, не пройдет, не на тех нарвались. Вздох облегчения был такой, что у меня тут в Таиланде было слышно. Не пошли, облегченно утирая холодный противный пот страха.

Но тут же победно заявили, что обошлись и без митингов, столь противных духовности и скрепам. Взамен было собрано 22.5 тысяч подписей, и подписи, вместе с прилагаемыми гневом и возмущением, были отправлены в Москву, в приемную государя. Это конечно же, сработает, уверяли самих себя севастопольцы. И чудо свершилось, владыка потащился в Крым, проводить совещания и осматривать дозором владенья свои. Вот оно, ликовали горожане. Это победа. Меняйле остались считанные дни.
Как известно, Путин посетил Крым в августе 2015, в том числе Севастополь. Лидер прогрессивного человечества заявил, что угроза всяких диверсий и подлостей со стороны некоей соседней страны очень высока, но типа и Россия не дремлет, и шпионы не пролезут. Кроме того, он посетил дно Черного моря, и обнаружил там что-то затонувшее, после чего пообщался с ликующим народом, минуту или около того. Меняйлу вождь не тронул.
Надо было отслеживать севастопольские сайты во время визита! Массы поставили ненавистного губернатора на счетчик, в смысле сколько ему осталось до позорной отставки. Ожидание и надежда перешли в полную уверенность, когда бдительные горожане в фото государя со свитой не усмотрели в ней, в свите то есть, Меняйлу. Допрыгался служивый, торжествовала общественность. Доигрался сердешный. Поделом тебе.
Массы внимательно следили за туловищем Владимира Владимировича во время его визита. Как вздрогнула его левая икра, как дернулся его правый мизинчик, как он повел ноздрей или пошевелил ухом. В каждом шевелении членов его тела немедленно усматривались глубочайший смысл, многоходовка, симметричный и конечно же, очень жесткий ответ, а также послание миру, недругам (то есть как раз миру, ибо где они, други) и своему народу. Меняйло был обречен, согласно всем признакам физиогномики. Но Владимир Владимирович опять всех переиграл. На то оно и божество, чтобы попирать казалось бы, незыблемые законы, в том числе законы физиогномики. Меняйло остался на своем посту, и в настоящее время усердно разоблачает подоплеку нелюбви к нему севастопольцев. Враги, понятное дело. Не севастопольцы враги, а те, кто их подстрекает. Госдеп, Киев, НАТО. Им Меняйло костью в горле.

Севастопольцы и крымчане так и не поняли, (многие уже понимают, но боятся признаться самим себе, потому что это признание своей собственной несостоятельности), что Крым был нужен ВВП и команде для того, чтобы поддержать и поднять падающий рейтинг. Колбасу и некоторое благоденствие нулевых, в надвигающемся кризисе, надо было чем-то заменить. Заменили патриотизмом, врагами со всех сторон, и радостью победы. Крым взят! Крым свою роль сыграл, крымчане тоже. Теперь надо свести к минимуму материальные убытки, и выжать из Крыма то немногое, что можно. Но главное – сократить расходы. Меняйло пока этой задаче соответствует. Аксенов вроде тоже. Дело не в том, воруют они или нет, эффективные они там менеджеры или нет. Дело в том, что они правильно понимают главное – всемерное сокращение расходов. Арифметика, повторяю.

Севастопольцы естественно, не усомнились в ВВП, объяснив оставление на посту Меняйло злыми нехорошими боярами. Или вообще не объясняя, так оно проще, и мозги целее будут. Не их это дело, простых смертных, обсуждать дела вождя.
Но идея с письмом понравилась. Лихорадка письмописаний в адрес ЕГО лично охватила Крым и Севастополь. Сеть переполнилась сообщениями о том, что надо писать, что это поможет, что это непременно поможет. Сообщения сопровождались целым списком адресов, куда можно и надо писать, от электронных до почтовых. Сообщения один в один напоминали послания с чудодейственной молитвой – мол эта вот молитва самое верное средство от напасти. Пишите, все пишите, и справедливость победит. Писали и пишут все, от поселков и городов до отдельных предприятий и организаций. И все послания адресованы Путину.
С этой крымской эпидемии смеется вся Россия, даже патриотическая и радующаяся Крыму. Крымчан ставят в известность, что в администрации ВВП открылись новые отделы, принимающие жалобы на замену лампочек в подъездах, и на прочие подобные катастрофы. Крымчане с севастопольцами либо молчат, либо злобно в ответ огрызаются. Помимо очевидного интереса крымской горячки письмописания для психиатров и психологов, есть и еще один, чисто человеческий.
Ладно я и подобные мне негодяи. Мы бы, наша воля, Путину и деревенского курятника не доверили, ибо птичек жалко. Но для Севастополя и Крыма Путин, это ведь действительно, все. Он в их мироздании занимает ключевое место. Путин держит на своих плечах всю Россию и весь мир. И вот, значит, он должен все бросить, все свои глобальные дела, и российские тоже, и лично заняться горестями Севастополя. Мечта севастопольских патриотов, это прямое президентское правление. А как же отечество? Нет, не так, я уж как патриоты обычно пишут – ОТЕЧЕСТВО, РОДИНА? Оно, бля, как? Или родина это Севастополь, а все остальное в нагрузку? Если значит, мусор из Севастополя не вывезут, то пиздец всей России?
Да, интересных себе сограждан приобрели наши патриоты и любители Крыма, очень интересных. Самое главное, очень высоко духовных. Остается еще раз поздравить наших патриотов, особенно моих земляков дальневосточников. Кто тут большим дураком выглядит, я не знаю. Вы смеетесь над крымским эпистолярным жанром? На себя посмотрите. Надо было думать, чему радуетесь.

Высоченная мораль Севастополя проявляет себя и во многом другом. Как только Крым «воссоединился» с Россией, так тут же севастопольцы стали писать на своих сайтах исключительно так – «мАсквичи». Еще с 90-х сепаратизм в Севастополе поддерживала и раздувала именно Москва. Не вся, понятно, но все же именно Москва. Ну как-нибудь чисто из чувства благодарности можно было бы хотя бы повременить с этим «мАсквичи», а? Москве и москвичам это смешно, не обидно, но севастопольцы от того не стали выглядеть в их глазах лучше. Отнюдь.
Естественно, началось нытье насчет «понаехавших». Севастополь с негодованием обрушился не только на «понаехавших» россиян и особо, московских чиновных варягов, но и на беженцев с Донбасса, на последних с утроенной силой. Мол, вам надо с оружием в руках отстаивать свою свободу и независимость, вот как мы ее отстояли. То есть они – себя – ставят – в пример. Они значит, отстояли. А жители Донбасса боятся. Ну вот как это? Ну как нормально без матов это описать? Нельзя, поэтому бросаю.
На ехидства комментаторов крымских печалей в сети крымчане и особенно севастопольцы отвечают либо руганью, либо обвинениями комментаторов в предательстве и принадлежности пятой колонне. Но самый излюбленный ответ на критику заключается в жалобах на низкие зарплаты и отсутствие достойных туземцев рабочих мест. Вы нам дайте такую зарплату, как в Москве, и тогда критикуйте. И тогда задирайте цены на все. Вы нам дайте такого мэра как Собянин (севастопольцы считают, что Москве с Собяниным чертовски повезло), и потом смейтесь. Вы нам дайте то, дайте это, и тогда мы себя покажем.
Регулярно появляются призывы сделать Севастополь закрытым, как в милые сердцам имперцев советские времена. Массы требуют обуздать спекулянтов (то есть рынок и торговлю) и заняться, наконец, делом, восстановлением выплавок чугуна и рекордных надоев. Предприниматели Крыма и Севастополя, те, кто ликовал полтора года назад, ныне хватаются за головы, пытаются протестовать, и тоже пишут письма Путину. Вы же предприниматели, где ваши головы раньше были? Вы что, не могли вычислить последствия, они ведь сразу были видны, еще до «референдума»? Предприниматели пытаются что-то там вякать и вступают в дискуссии, но проигрывают, да их вообще не слушают. Даешь закрытый Севастополь, форпост России! Даешь особое снабжение! Даешь прямое президентское правление! Даешь достойные работы и еще более достойные зарплаты!
Само собой, прописка и борьба с чужаками, с понаехавшими, являются святым делом. Прописка и внутренний паспорт воспринимаются имперцами не как крепостное право, а как нечто, дарованное свыше. Вот есть право на жизнь, а вслед за ним идет право на прописку. Это одно из главных достижений имперского отечества, пока еще к счастью, не разрушенных врагами.
Я тут набросал список того, что требуется севастопольским патриотам для того, чтобы их город превратился в сказку.

Закрытие Севастополя.
Восстановление всех предприятий и создание новых, и чтобы они все выполняли госзаказ, чтобы не надо было головы ломать и переживать за завтрашний день.
Зарплаты выше российских, ну хотя бы равные московским, плюс надбавка за героизм, севастопольскую прописку и жизнь на передовой линии противостояния НАТО. Зарплату должно гарантировать государство, а не какая-то частная недобитая сволочь.
Вместо рынка – нормальное советское снабжение, с фиксированными ценами. Продажа основных товаров и особо, дефицитных, только лицам с севастопольской пропиской.
Севастополец на материке может носить на себе латунную бляху или ламинированный ID, определяющий его как севастопольца с пропиской. У него должны быть при этом льготы – скажем, ему должны уступать место в транспорте. И давать скидки в кино и пивбарах, а также право проходить к прилавкам без очереди – а скоро, я чувствую, это право снова станет актуальным.
Севастополь будет принимать только организованных туристов для посещений мест боевой и прочей славы. Хождение по городу инородцев допускается только повзводно в сопровождении и под командованием уполномоченных гидов и надзирающих. Туристы обязаны в нужных местах выражать восторг и восхищение, переходящие в припадки.
Парады со стрельбой и салютами желательно проводить ежемесячно.
Инородец, то есть гражданин, проживающий в других регионах страны, может претендовать на прописку в Севастополе только при наличии у него звания не ниже генеральского, и/или звания Героя России.
Специалисты, ученые и прочие умники могут работать в Севастополе только по временной годовой рабочей визе. Проживание только в специально отведенных для них общежитиях или лагерях с режимным допуском. Хождение по городу поодиночке допускается только при наличии увольнительных, за подписью коменданта общежития или лагеря. Это будет нашим сокрушительным ответом на пресловутую Силиконовую Долину во временно оккупированной США, исторически нашей, Калифорнии.
Это минимум, а максимум мне просто лень уже составлять, да и противно.


А теперь я объясню, откуда во мне столько злости. Не от всего того безумия, которое я описал выше. От другого.
Я родился и вырос в Комсомольске-на-Амуре, городе, построенном зэками. Лапшу про комсомольцев-добровольцев (хотя они и были) засуньте себе в одно место. На Дальнем Востоке целая россыпь городов и поселков, построенных зэками. Мой отец пять лет отдал, в качестве зэка, строительству туннеля под Татарским проливом. Самый знаменитый среди этих зэковских городов, это конечно, Магадан, в котором я много раз бывал.
В Магадане собралась вся настоящая элита страны, лагерная и отсидевшая, но ограниченная в перемещении. Многие и после смерти столь любимого Крымом вождя отказались возвращаться в центр, Магадан стал им ближе. Ну а тем временем, в Крыму постепенно собиралась другая «элита», в больших жирных кавычках. Та, которая арестовывала, выносила приговоры и стерегла настоящую элиту. Ветераны органов и ВВ уезжали в страны Балтии, Крым и черноморское побережье РФ на заслуженный отдых, почетными пенсионерами.
Мне магаданцы рассказывали, что еще в 70-х новый год встречали домами и целыми улицами. Дружно там жили, Магадан вообще оставлял непростое впечатление. С одной стороны, как всё, что было построено зэка, это чувствовалось.

Города, построенные на костях, мучениях и неволе, они особенные. Они трагические, и мне кажется, души замученных не дают покоя живым, чтобы не забыли, чтобы не позволили повториться тому кошмару СССР, по которому так скорбят как наш президент, так и патриотическая сволочь всех мастей.

С другой стороны, столь невиданный букет выдающихся людей, собранных в одном месте, не мог не породить совершенно особую ауру. Магадан дал стране и миру выдающихся ученых, деятелей искусства и спортсменов.

Как только Крым «воссоединился» с отечеством, так сразу же, как оттаявшие клопы, полезли в сеть истосковавшиеся по «порядку» крымские, главным образом севастопольские, патриоты, с предложениями по отправке в Сибирь, Колыму, Дальний Восток и конечно, Магадан, всех им неугодных. Само собой нас, пятую колонну, наймитов и диверсантов. Ну и дальше согласно наработанной давным-давно схеме, целые народы. Хохлов конечно, в первую очередь, полячишек, гнусных прибалтов, всю эту нечисть, поднявшую головы после самой страшной катастрофы прошлого века, развала проклятого Мордора СССР.
Я сын и потомок сидевших и ссыльных, по отцу и по матери. По линии матери моих предков загнало на ДВ еще царское правительство. И вот, значит, выползают эти оттаявшие, и предлагают восстановить на моей родине ГУЛАГ, благо специалистов у них по этой части, пусть и на пенсии, много. Потомки тех, кто сажал и сторожил, чувствуют себя вправе решать судьбу потомков тех, кого сажали и сторожили. Они, бля, патриоты!

Вот почему у меня столько злости. Вот почему когда я читаю про злоключения, обрушившиеся на головы крымских патриотов после известных событий прошлого года, я как минимум, не сопереживаю. Я даже – ну подонок, что взять – не переживаю за судьбу Севастополя, которому, как вопят патриоты, угрожает какая-то там катастрофа.
У меня, если угодно, классовая неприязнь (аккуратно говоря) к патриотам севастопольского-крымского разлива и крепости. И не вздумайте заподозрить, что я сын и потомок интеллигенции или на худой конец, какой-нибудь недорасстрелянной советской партийной или военной элиты, вот и бесится мол, гаденыш, что оторвали от кормушки. Я сын и потомок крестьян, которые кормили героических героев, и которых гнали на героические войны пушечным мясом на массовую гибель, в утешение обзываемую потом «массовым героизмом» (но не так впрочем, в утешение, как для того, чтобы скрыть преступления власть имущих, от владык страны до командиров). Я чистый, массовый случай. Последствие «массового героизма» эпох строительства империи и ее бесконечных войн.
Проклинать вас, патриоты-имперцы, вместе с вашей империей, не зачем. Вы и так прокляты. То, что сейчас происходит, все эти несчастья, это последствия миллионов и миллионов проклятий, которые обрушивали на ваши головы миллионы и миллионы ваших жертв.

Смерть империи таится на конце иглы, а игла сидит на графике цен на нефть. Если как обещают, нефть рухнет до 30 долларов и ниже, и пробудет в этой яме хотя бы пару месяцев, империя развалится. Ну, а Крым вернется владельцу. Имперцы ищут врагов и призывают на их головы всяческие кары, уверяя самих себя, что все их горести от врагов. Однако ж внимательно следят за ценой на нефть, убогие. В первых рядах врагов мы, пятая колонна, никак не меньше 20 процентов населения страны, с отвращением глядящих на бесстыдства и безумства корчащейся в агонии империи. Когда развал перейдет в финальную фазу, эти 20 процентов, тяжко вздыхая, начнут спасать, что можно. Имперцы заткнутся и будут покорно кивать головой и разводить руками – обманули нас окаянные царь с боярами, уж простите, уж выручайте как-нибудь. Раз за разом одно и то же.

Судьба крымских имперцев и собственно Крыма лично меня совершенно не волнует, как впрочем, и большинство граждан РФ, которым все больше становится не до Крыма. Все больше радовавшихся начинает потихоньку прозревать, и слать бывший полуостров по матери. Крымская эпопея останется вскоре позади, коротким кошмаром и еще одним позорным пятном. Меня вводят в тоску не крымские и севастопольские имперцы, а те граждане РФ, которые обрадовались Крыму. Их слишком много для того, чтобы надеяться на коренные перемены и реформы. Я считаю всех наших оппозиционеров, вякающих что-то про исконно наш Крым, не оппозиционерами, а другой ипостасью ныне правящих. А таких оппозиционеров в России подавляющее большинство, то есть реальной оппозиции практически нет. Придут к власти навальные-ходорковские-хакамады-кашины, и будет то же самое.



Приложение
Я тут насобирал, зажав нос и задержав дыхание, несколько комментов, навскидку, за пару дней. Что получилось бы, собирай кто-нибудь комменты с весны прошлого года, трудно и представить. Ни на каком сайте и форуме Крыма и Севастополя я естественно, не регистрировался, и в споры не вступал. Мне достаточно много лет, чтобы понимать, есть в чем-то смысл или он полностью отсутствует. Я не умею общаться с антиматерией из параллельного мира, где не просто отсутствует, где не имеет права на существование элементарный здравый смысл.

Разорвать с 404-й (это обозначение Украины такое, севастопольцы полагают, что это очень смешно и ядовито – В.М.) любые экономические и дипломатические связи. Обанкротить в ней любой российский бизнес, и вывести весь свой капитал. Тоже самое сделать с молдаванами, прибалтикой скандинавией и польшей. Плюс запретить в эти страны туризм как таковой.

рагули убогие! с КЕМ (КЕМ это само собой, Россия – В.М.) тягаться собрались? брысь суки

Песков: РФ рассмотрит обращение Сирии об отправке войск, если оно поступит
Сирия сегодня для России - это дальняя граница , которую надо защищать, как и каким способом - это компетенция Главнокомандующего. Не защитим и не отстоим Сирию - все это, а может еще и поопасней, америкосы организуют уже возле наших границ.
Дальше прятать голову в песок не получится - песок закончился и голова одна.
И так "отдали" "партнерам" большую часть Европы и других территорий мира под их влияние, теперь за это все расхлебываем по полной.
Чем ближе к границам США Россия будет отстаивать свои геополитические интересы, тем сговорчивее они, США, будут.
Предатель Горбачев предал всех, уничтожив Советский Союз , развалив лагерь наших союзников и т.д. - но самое страшное эта сволочь, извините за не парламентское выражение, предала память и завоевания наших солдат, отдавших свои жизни за освобождение этой .....й Европы. И эти фрау и мусье, чье благополучие стоит и построено на костях наших солдат, погибших за освобождение Европы, теперь еще имеют наглость так относится к России, выставляя ей санкции и прочее, и поучая ее.
Лозунг "На Берлин" актуален как никогда...

Российские Ту-160 произвели успешные пуски крылатых ракет
Сегодня в Пентагоне традиционная после таких мероприятий смена белья

В комментах есть еще и фото, видимо сделанное автором коммента лично, грязных испачканных мужских трусов, крупным планом. Чтобы то есть, наглядно показать, что происходит в Пентагоне, когда российские ту успешно запускают. Свои, видимо не пожалел, ни трусы, ни говно. Смотрится все это, как репортаж из психбольницы, творчество душевнобольных. Какими умишком и психикой надо обладать, чтобы публиковать такие фото? Больные, скажет кто-то, есть везде? Да, конечно, но в Крыму и Севастополе их слишком много.

Рецепт для экономики:
Направление может быть только таким: РАЗОГНАТЬ всех чиновников-бездельников из аппарата премьер-министра и Президента, сэкономив госсредства, СОКРАТИТЬ всевозможные и невозможные департаменты с раздутыми штатами и зряплатами, УВЕЛИЧИТЬ налоги в РАЗЫ для богатеньких и зажравшихся, ОСТАНОВИТЬ беспредел со льготами для депутатов и их семейств и НАКОНЕЦ направить все усилия на развитие РОДИНЫ!!!!

Мой муж так переживает за Путина. Не хочет, чтобы ВВП ехал в ООН. От американцев можно ждать любой гадости.




Войтенко Михаил
август - сентябрь 2015
Поделиться